Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

Аркадий Лейзеров (Минск)

СТРУКТУРА ГЕРМАНСКОЙ ГРАЖДАНСКОЙ АДМИНИСТРАЦИИ В ОККУПИРОВАННОЙ БЕЛОРУССИИ.

(1941 – 1944 гг. Отношение к нееврейскому населению)

Лекция, прочитанная студентам юридического факультета БГУ 24 января 1996 г.

Тема, которой посвящена настоящая лекция, может представить значительный интерес. Прежде всего, по той причине, что она до сих пор не разрабатывалась, не подвергалась научной разработке. В научных и пропагандистских публикациях, посвященных теме оккупации, она обходилась стороной.

Следует отметить, что в настоящей лекции рассматривается лишь отношение германских оккупационных властей к нееврейскому населению. Режим, в который были поставлены евреи в ходе «окончательного решения еврейского вопроса», требует особого рассмотрения.

1. Администрация

На оккупированной территории Белоруссии в основном было введено новое административно-территориальное деление. В соответствии с ним, территория Витебской, Могилевской, большей части Гомельской, восточные районы Минской и некоторые районы Полесской областей были отнесены к так называемой «области армейского тыла», которая считалась военной зоной и армейским тылом «Центр». Сюда были включены также некоторые оккупированные районы РСФСР и Украины, южные районы Брестской и Гомельской и почти целиком Полесская области. Большинство районов Пинской области было присоединено к рейхскомиссариату «Украина». Бывшую Белостокскую и северную часть Брестской областей оккупанты включили в состав Восточной Пруссии.

Таким образом, Белоруссия в результате расчленения была ограничена территорией, которая состояла из территории, входящей ранее в ряд областей БССР: Барановичской, западных и северо-западных районов Минской, северных районов Пинской, а также некоторых районов Вилейской, Брестской и Полесской. Беларусь назвали генеральным округом «Белорутения». Её территория была разделена на 10 округов. В каждый входило несколько районов.

Во главе Генерального округа был поставлен Вильгельм Кубе. Генеральный комиссариат «Белорутения» был высшим органом оккупационных властей. Округа возглавлялись гебитскомиссарами. В городах были созданы управы, комиссариаты, а также управы, которые фактически были вспомогательными органами управ. Отделы управ дублировали работу городских комиссариатов. Городской комиссар являлся шефом управы, а начальники отделов комиссариата – шефами соответствующих отделов управы. Район как административно-территориальная единица был сохранен.

Вся власть в районе принадлежала зондерфюреру (немецкому шефу района). Последний вместе со своим аппаратом подчинялся окружному комиссариату. При шефе района в качестве вспомогательного органа действовала районная управа, которую возглавлял бургомистр, или, как его иногда называли, староста. В деревнях (общинах) представителями оккупационных властей были старосты или старейшины общин.

Структура и штаты районных управ определялись окружными властями. Структура позволяла руководить всеми сторонами жизни на оккупированной территории. Она устанавливалась на определенное время, после чего подвергалась пересмотру. Например, в период август-декабрь 1941 г. в Минской районной управе были такие отделы: административно-хозяйственный, земельный, дорожно-строительный и финансово-налоговый отдел. В них работали 43 сотрудника.

Представляет интерес профессиональный состав сотрудников. В административно-хозяйственном отделе, наряду с прочими специалистами, были инспектор народного образования, инструктор охраны здоровья, инспектор промышленности и торговли. В земельном отделе были старший агроном, плодоовощевод, парниковод, пчеловод, лесничий.

Вполне понятно, что структура аппарата городской управы была иной. Например, согласно указанию полевой комендатуры Минского района в городах района аппарат городской управы включал в себя отделы регистрации, по поиску работы, промышленности и ремесла, городских предприятий, хозяйственный, квартирный, санитарный, а также городскую кассу.

Функции отделов были регламентированы. Например, хозяйственный отдел был призван решать задачу снабжения населения, занятого на различных работах. В этих целях он должен был заниматься устройством рынков для продажи продуктов крестьянами из соседних колхозов и совхозов. В случаях недостатка продуктов отдел был вправе обращаться в немецкие воинские части с целью получения съестных припасов первой необходимости из бывших складов Советской Армии.

На санитарный отдел возлагалось обеспечение работы больниц, амбулаторий, регистрация всех врачей, включая зубных, а также аптекарей, акушерок и других медицинских специалистов с целью их привлечения к профессиональной работе.

2. Сельское хозяйство

Ещё задолго до начала войны, к 1933-му году, сельское хозяйство Белоруссии было коллективизировано. Большая часть земли стала владением колхозов («коллективных хозяйств»), на остальных землях были организованы совхозы («советские хозяйства»). В колхозы объединялись крестьяне нескольких деревень. Крестьянам были оставлены небольшие наделы, где они могли выращивать овощи и держать небольшое количество скота (для собственных нужд). В каждом колхозе в зависимости от вида работ создавались несколько бригад, звеньев – полеводческие, овощеводческие и другие. Крестьяне работали по нарядам. Оплата производилась в зависимости от количества произведенной продукции. Во главе колхоза стоял председатель, формально избираемый колхозниками, а фактически назначаемый райкомом партии. Все председатели были членами коммунистической партии, и они должны были выполнять все указания райкома.

Сельскохозяйственный отдел райисполкома спускал каждому колхозу плановые задания на производство каждого вида продукции, сроки проведения всех видов сельскохозяйственных работ. Ежегодно колхоз получал задания на поставку государству каждого вида производимой им продукции. Объем поставок был так велик, что почти вся продукция по крайне низким ценам поставлялась государству. А колхозникам для оплаты их труда (оплата производилась продуктами) оставалось ничтожно мало.

Таким образом, колхозы были удобной формой для получения государством по установленной им цене почти всей продукции, производившейся колхозами. Неудивительно, что оккупационные власти запретили уже в августе роспуск колхозов. Это было сделано распоряжениями военных управлений полевых комендатур районов.

Что касается совхозов, то это были государственные предприятия, в которых люди работали по найму и регулярно получали заработную плату. Рабочие и служащие совхозов могли в любое время уволиться по собственному желанию. В связи с нерентабельностью колхозов в отдельные годы их количество сокращалось, вместо них создавались совхозы. Оккупационные власти в августе 1941 г. запретили и роспуск совхозов. Был запрещен дележ скота и сельскохозяйственного инвентаря.

Был проведен учет всего имущества колхозов и совхозов, запасов топлива и семян для сева. Были собраны и данные об имуществе и продукции, реквизированной германскими воинскими частями во время военных действий.

Сохранив колхозы и совхозы, оккупационные части тем самым взяли на себя определенные обязанности по обеспечению их жизнедеятельности. Коснулось это и единоличных хозяйств. Прежде всего, были приняты меры по охране урожая, была налажена система снабжения государственных имений (в них были переименованы бывшие колхозы) топливом, семенами, запасными частями для техники. Семена, также за плату, предоставлялись и единоличным крестьянским хозяйствам.

Много внимания уделялось засыпке семенного фонда.

В связи с тем, что у многих крестьян не было в личных хозяйствах скота, им передавался скот в аренду, причем таким крестьянам отпускался за плату корм для скота.

За проведением всех сезонных полевых работ районной управы, волостные управы устанавливали строгий контроль. Крестьяне привлекались к обязательному участию в различных работах, а государственные имения должны были поставлять для различных целей подводы и рабочую силу. Большая часть сельскохозяйственной продукции вывозилась в райх, передавалась военному ведомству, а также городским управам для снабжения населения.

3. Промышленность

Сразу же после занятия того или иного города Белоруссии начинались работы по восстановлению тех промышленных, транспортных объектов, разрушение которых могло быть устранено после бомбежек и пожаров, имевших место в ходе военных действий. Естественно, в первую очередь восстанавливались объекты, которые были важны для нужд вермахта. К восстановительным работам привлекалось население, включая и находившихся в гетто евреев. Последним работа не оплачивалась.

Благодаря хорошей организации восстановительные работы были быстро завершены. В первую очередь были восстановлены электростанции – в Минске, Борисове, Гомеле, Орше, Гродно, Бресте и в других городах. Это позволяло пустить в эксплуатацию уцелевшие, а также восстановленные предприятия. Например, в Минске – железнодорожный узел и вагоноремонтный завод, в Борисове – ремонтный завод и т.д. Повсеместно стали работать водопроводные станции, хлебозаводы, пекарни.

В Минске стали работать ликероводочный завод, паточно-дрожжевой завод.

Большое внимание местные власти уделяли восстановлению торфозаводов. (Отметим, что до войны торф занимал видное место в топливном балансе Белоруссии). Эта работа была начата уже в августе 1941 г. Здесь представляет интерес распоряжение Минского городского комиссара доктора Тумаша:

«На территории Минского района до 22 июня 1941 г. работали торфопредприятия «Михановичи», «Обчак», «Сосняги», «Варовая», «Масюковская», «Ударник». Для предупреждения срыва обеспечения топливом предприятий, больниц и учреждений Минска городская управа г. Минск организует работы по сушке, штабелевке и вывозке торфа на вышеуказанные предприятия и учреждения. Городская управа направила на указанные торфоразработки ответственных уполномоченных (инженера и техника) для организации и управления работами».

Для восстановления работы торфозаводов использовалась рабочая сила из городов. Эти заводы, как и многие другие, в том числе Смолевичский, «Искра» Осиповичского района были восстановлены.

Недостаток квалифицированных кадров для промышленных предприятий поставил перед местными властями задачу по их подготовке. В этих целях были организованы в Минске, Орше, Витебске и других городах учебно-производственные комбинаты, которые в сравнительно короткие сроки подготавливали нужных специалистов.

4. Торговля

До 22 июня 1941 г. вся торговля находилась в руках органов власти и управления. С первого дня войны она была полностью дезорганизована. Перед оккупационными властями (первоначально – перед органами военных комендатур) возникла задача обеспечения населения предметами питания первой необходимости. С определённой периодичностью военные комендатуры, а затем городские управы устанавливали нормы продуктов. Приведем такие нормы, установленные в октябре 1941 г. отделом промышленности и торговли Минской городской управы: жито – 13,5 кг на работающего и 6,0 кг на иждивенца в месяц, картофель – 5,0 и 5,0, овощи – 5,0 и 5.0, крупа перловая – 1,35 кг на работающего (иждивенцу не выделалась). Обращает на себя внимание тот факт, что продажа населению жиров, мяса не была предусмотрена. Нормы для узников гетто были намного ниже.

Для отдельных категорий нееврейского населения были установлены повышенные нормы. Например, для работников дорожных служб (в каждом районе была соответствующая служба, в которую входили инженер, техник-дорожник, 4 дорожных мастера) были определены следующие нормы на одну неделю: мука – 3 кг, а другие продукты – «по возможности». Эти нормы были введены директивными указаниями заместителя начальника Минского округа бургомистра порайонных городов № 92 от 21 августа 1941 г. Повышенные нормы продуктов были введены и для учителей сельских школ, персонала больниц.

Чтобы избежать роста цен на предметы питания, генеральный комиссариат периодически устанавливал твердые оптовые цены, а в ряде случаев и розничные цены. Постановления об этом публиковались для широкого сведения. К примеру, 15 августа 1941 г. такие цены были установлены на все виды овощей, фрукты, грибы, ягоды, 23-го сентября 1942 г. – на птицу, перо, продукты пчеловодства. Нарушения соответствующих постановлений наказывались штрафами в административном порядке. В том случае, если нарушение могло повлечь за собой наказание ввиду лишения свободы, дело рассматривалось судом.

Снабжение населения нормированными продуктами осуществлялось через торговую сеть германского общества «Восток». Местные власти поощряли торговлю через частные магазины, на рынках.

5. Коммунальное хозяйство

Организация функционирования коммунального хозяйства в условиях, когда оно в результате бомбежек и больших пожаров, охвативших города, оказалось разрушенным, было делом необычайно трудным. Особенно сложным было восстановление этого хозяйства в небольших городах, где оно нередко было разрушено полностью.

В качестве одной из первоочередных задач местные власти рассматривали восстановление водопроводной сети. Одновременно шли работы по очистке улиц, переулков и площадей от груд мусора, оставшегося после разрушения и обвала зданий с тем, чтобы сделать улицы, переулки проезжими, а тротуары – свободными для пешеходов. Эта работа проводилась силами жителей и рабочими колоннами узников гетто.

Сложные проблемы возникали накануне каждого отопительного сезона, которые коммунальные службы решали совместно с другими службами городских управ. Благодаря надлежащей организации работы школы, больницы, промышленные предприятия, учреждения, как правило, обеспечивались достаточным количеством топлива.

Уже в августе 1941 г. коммунальные службы установили порядок оплаты за коммунальные услуги – электричество, воду и др. При этом было установлено, что оплата взимается согласно ставкам, которые существовали до 22 июня 1941 г. Был введен в действие порядок ремонта жилых помещений.

В сентябре 1941 г. была пущена в эксплуатацию радиотрансляционная сеть и определен порядок получения разрешения на пользование радиоточками. Одновременно для населения был организован ремонт громкоговорителей.

В Минске, как и в других городах, в результате военных действий была уничтожена большая часть жилого фонда, и часть населения осталась без квартир. В то же время много квартир, оставленных беженцами, пустовало. Кроме того, несколько десятков тысяч квартир были оставлены евреями после их принудительного переселения в гетто. С разрешения городской управы (в каждом отдельном случае) такие квартиры предоставлялись нуждавшимся.

6. Школьное образование

Школьному образованию оккупационные власти постоянно уделяли значительное внимание. Учебный год, в соответствии с распоряжением Генерального комиссара Вильгельма Кубе, начался 1 октября (см. Приложение №1). Почти одновременно был введён в действие утверждённый генеральным комиссаром внутренний распорядок школ. В нем весьма детально определялись различные вопросы школьной жизни, большое внимание уделялось школьной дисциплине, непосредственно учебному процессу.

Еще до 1 октября начал проводиться учет детей школьного возраста с тем, чтобы избежать уклонения от направления детей в школы. Местные власти через руководство школ контролировали посещаемость школьных занятий. За непосещение школьных занятий без уважительных причин родители ученика подвергались штрафу. Штраф снимался в случае представления медицинской справки о болезни ученика.

Коллективы учителей комплектовались за счет старых кадров, а также учителей из беженцев. Кроме того, подготовкой учителей занималась учительская прогимназия, находившаяся в Минске. Комплектованность состава учителей каждой школы отражалась в периодических отчетах. Учебными пособиями школы обеспечивались через магазин учебных пособий, находившийся в Минске.

Состояние здоровья учеников находилось под постоянным контролем. Периодически проводились медицинские осмотры. Эти осмотры, как и все медицинское обслуживание школьников, проводились на основании Положения, утвержденного гебитскомиссариатом.

В сельской местности учителям бесплатно предоставлялись квартиры.

7. Медицинское обслуживание

Уже в самом начале войны нормальная работа лечебных учреждений на территории Белоруссии была нарушена. Это было вызвано не только разрушением зданий части больниц, поликлиник, но и большим недостатком медицинских работников: часть их эвакуировалась, часть (в основном, это были евреи) была заточена в гетто и в обслуживании населения города не могла участвовать. Недоставало лекарств. Работе медицинских учреждений препятствовали повреждение электросетей, водопровода.

Задача восстановления работы медицинских учреждений была особенно настоятельной в связи с опасностью эпидемий. (Следует отметить, что эпидемий удалось избежать). Уже в сентябре 1941 г. больницы в большинстве городов, районов начали функционировать, о чем населению было сообщено специальными объявлениями, расклеенными по городу (см. Приложение №2). В Минске начало работать 4 амбулатории.

Система органов здравоохранения была сохранена оккупационными властями в том виде, в котором она существовала до 22 июня 1941 г.: в городах – больницы, медицинские участки. Ими руководили в городах отделы здравоохранения городских управ, в районах – отделы здравоохранения районных управ. Они же руководили и сетью аптек. В городах и районах была восстановлена работа санитарно-эпидемиологических станций. Медицинское обслуживание стало платным.

О вполне удовлетворительном состоянии работы медицинских учреждений свидетельствуют и большая обращаемость больных, о чем свидетельствуют отчеты больниц и амбулаторий, сохранившиеся в государственных архивах.

Гебитскомиссариат периодически устанавливал твердые цены на аптекарские товары. Например, 15 октября 1941 г. уже во второй раз были установлены такие цены на товары различных наименований. Сообщения о таких постановлениях публиковались в «Вестнике генерального комиссариата».

Во всех медицинских учреждениях существовала строгая отчётность. Особая отчётность касалась инфекционных заболеваний, наличия аптекарских товаров в больницах, амбулаториях, на медицинских участках.

Для повышения заинтересованности в труде медицинских работников были установлены надбавки к заработной плате: за интенсивность труда – 15%, за знание немецкого языка – 15%.

8. Судебная система

Создание судебной системы входило в компетенцию округа, поэтому в Минском округе судебная система была создана в соответствии с приказом наместника Минского округа № 76 от 3 сентября 1941 г. (см. Приложение №3). Суды этой системы рассматривали гражданские дела. Наряду с судами первой инстанции был образован окружной суд, который являлся судом второй инстанции. Его решения были окончательными и обжалованию не подлежали. Показательно, что все суды действовали на основе норм материального и процессуального права, действовавшего в Белоруссии до 22 июня 1941 г.

Суды были образованы в предельно короткие сроки. Мировые посреднические суды были созданы в Минске, Глузске, Старобине, Старых Дорогах и в других городах и районах. Архивные документы свидетельствуют о высокой обращаемости граждан в суды и сравнительно небольшом количестве дел, по которым подавались апелляции в Окружной суд.

9. Социальное обслуживание

Начиная с первых недель оккупации, власти занимались различной социальной помощью населению. В государственных архивах сохранилось на эту тему достаточно много документов (см. Приложение №4). В частности, во многих случаях беженцы обеспечивались жильём.

Нельзя не отметить, что местные власти поощряли благотворительную деятельность белорусских общественных организаций. В ряде случаев они проводили совместные мероприятия. Так, в октябре 1941 г. (точная дата составления документа не указана) генеральный комиссар Белоруссии Вильгельм Кубе и председатель общественной организации «Белорусская народная самопомощь» д-р И.Ермаченко обратились с совместным обращением к населению городов и деревень Белоруссии. В нём, в частности, говорилось:

«Приближается зима…Летом многие убежали из своих горевших домов, оставив в них своё имущество…А дети ваши были в летних лагерях в летней одежде… Собирайте для детей, что можете… Пожертвования приносите во все районные управы и городскую управу».

Обращение нашло отклик среди населения, особенно среди работающих на предприятиях и в учреждениях. Так, 27 октября того же года на собрании сотрудников Минской городской управы было решено ежемесячно отчислять 5% заработка в фонд помощи, а также 5% пенсии.

В поле зрения местных органов власти постоянно находились детские дома. К примеру, 20 ноября 1941 г. на совещании старшин волостей Минского района отмечалось, что были обследованы детские дома в Дроздах, Ратомке, Слепянке, Тростенце, Острошицком Городке. Отмечалось, что в детском доме в Дроздах было холодно. Грязно, дети выглядели «как скелеты». 13 августа 1942 г. на таком же совещании руководство района отметило, что в детских домах не хватает обуви, одежды и что нет возможности приобрести всё это к зиме. Было решено приступить к сбору одежды и обуви для мальчиков и девочек, «так как наступает зима, и дети будут раздетыми».

В 1942 г. началось отправление людей на работу в Германию. Этим в пределах своей компетенции занимались все органы власти, в сельской местности – волостные управы. Архивные документы отдельных волостей свидетельствуют о том, что большинство отправленных ехали добровольно. При наличии болезни, ограничивавшей трудоспособность, человек к отправке в Германию не привлекался. Родственникам уехавших в случае необходимости оказывалась материальная помощь. Если кто-либо, находясь в Германии, серьезно заболевал, его возвращали на постоянное место жительства и направляли в больницу для лечения.

* * *

Исследование положения на оккупированной территории нееврейского населения представляет значительный интерес. Несомненно, необходимы дальнейшие исследования, которые позволят дополнить картину жизни на оккупированной территории Белоруссии.

Лекция подготовлена по материалам Национального Архива Республики Беларусь.

Приложение №1.

Приказ генерального комиссара В.Кубе от 10 сентября 1941 г.

Немецкое гражданское руководство желает, чтобы жители Белоруссии сразу же взялись за обычную работу. Для этого, конечно же, необходимо, чтобы молодежь до 20 лет также была занята полезной для всего общества работой.

Приказываю:

Поветовым комиссарам Минска и Барановичей распорядиться, чтобы до 1 октября школы в их поветах были вновь открыты. Обязательная учеба устанавливается для девочек и мальчиков от 7 до 14 лет. За выполнение этого распоряжения ответственны старшины городов, районов и волостей. Временно следует обойтись теми помещениями, которые имеются, так как остальные должны быть по-прежнему заняты германской армией и ее подразделениями.

Необходимо поддерживать строгую школьную дисциплину.

Те, кто не посылает детей в школу, должны быть наказаны.

Для евреев не устанавливается никакого обязательного обучения. Запрещается создавать еврейские школы.

Приложение №2.

Объявление от 1 сентября 1941 г.

В Минской 2-й городской больнице принимаются больные в хирургическое, терапевтическое, неврологическое, болезням уха, горла и носа, психиатрическое отделения.

При больнице есть также амбулатория, которая работает ежедневно от 9 до 15 часов, кроме воскресенья. Больные принимаются по кабинетам: хирургический, терапевтический, уха, горла и носа, неврологический, зубной и психиатрический.

Больница и амбулатория обслуживаются высококвалифицированными врачами-специалистами.

В больнице работает рентген и физиотерапевтический кабинет.

За пребывание и лечение в больнице и за прием в амбулатории берется плата по таксе, установленной городской управой.

Адрес больницы: ул. бывш. Горького, д.2.

Дирекция

Приложение №3.

Приказ зам. комиссара Минского округа по Наместничеству г. Минска №76 от 3 сентября 1941 г.

1. Установить на территории Минского округа городские (в городах) и районные (в районах) суды.

2. Районный и городской суд состоят из председателя суда – юриста и 2-х народных представителей. Председатель суда назначается заместителем комиссара Минского округа, а народные представители – председателем городской управы или начальником района, по мере возможности из ответственных работников управы и старост волостей.

3. Городской, районный суд в составе председателя, двух народных заседателей рассматривает все уголовные и гражданские дела.

4. Для рассмотрения апелляции при Минском округе образуется окружной суд из 3-х человек – юристов. Окружных судей назначает комиссар минского округа. Приговоры и решении я Окружного суда являются окончательными и не подлежат обжалованию.

5. Суды городские, районные и окружной при рассмотрении дел руководствуются нормами материального и процессуального права, которое действовало на территории Минского округа до 22 июня 1941 года. Нормы, которые противоречат новому правопорядку, установленному после 22 июня 1941 г., не применяются.

Зам. комиссара Минского округа

Приложение №4.

Приказ по наместничеству Минского округа №15 от 26 августа 1941 г.

1. Начальникам районов не позднее 10 сентября 1941 г. представить списки всех проживающих в деревнях, селах района беспризорных детей и беженцев.

2. В списках должны быть указаны фамилия, имя и отчество, возраст, место жительства до войны, место пребывания в настоящее время.

3. Обеспечить беспризорных детей продовольствием, медицинской помощью – больных и слабых, а также оказать необходимую помощь одеждой.

© 2008-10 Homo Liber