Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

Эммануил Иоффе (Минск)

УЧАСТИЕ ЕВРЕЕВ В БРЕСТСКОМ АНТИФАШИСТСКОМ ПОДПОЛЬЕ (1941-1944)

Одним из самых активных на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны было Брестское антифашистское подполье. Его участниками по доброй воле стали сотни жителей г.Бреста и Брестского района. Многие из них не дожили до дня освобождения родной земли, погибли в застенках СД, СС. жандармерии, в фашистских тюрьмах. В настоящее время собраны сведения о деятельности в подполье и биографические данные на 611 подпольщиков.

В подполье боролись с врагом представители многих народов Советского Союза: белорусы, русские, украинцы, поляки, евреи, башкиры, татары, осетины, болгары.

В состав бюро Брестского подпольного горкома партии входили белорусы А.Г. Серафимович, А..М. Бабушкина, русские П.Г. Жуликов, А.И. Хромова, Т.Н.Смирнова, Н.А. Комолова, украинцы М.М. Жигимонт, Е.И.Литвинова, И.Б.Степаненко, евреи А.Ц.Аронина, Я.С.Сливко, татарка Р.С. Радкевич, осетин Б.С.Дзабиев.

В Бресте, захваченном гитлеровцами в первые часы войны, осталось более ста рядовых коммунистов и примерно тридцать человек партийных и советских работников низшего и среднего звена. В первые дни оккупации по инициативе секретаря узлового партийного комитета, члена областного и городского комитета партии Петра Георгиевича Жуликова, они стали налаживать связи друг с другом.

Одна из групп коммунистов, в основном из женщин, образовалась в городе вокруг Розы Степановны Радкевич. В нее вошли З.И.Южная, А.И.Хромова, Т.Н.Смирнова, А.Ц.Аронина, М.С.Гамбург, А.М.Бабушкина, Е.П.Корначик, Н.А.Комолова, Е.Т.Сименкова.

Уже 15 августа 1941 г. на квартире Р.С. Радкевич прошло первое общегородское организационное собрание, в котором принял участие Я.С. Сливко. Был создан подпольный обком и горком партии. В состав подпольного обкома вошли П.Г.Жуликов, Я.С.Сливко, З.И.Южная. Пропагандистами городской партийной организации утвердили А.Ц.Аронину и Н.А.Комолову.

Большинство подпольщиков поменяли свои фамилии. В их документах указывалось, что прибыли они в Брест после 1940 г., а не в 1939-м, так как всех прибывших за Красной Армией после 17 сентября 1939 г. немцы расстреливали. П.Г.Жуликов жил под фамилией Петрова, А.Ц.Аронина – Троцевская Вероника Францевна, М.С.Гамбург – Семенкова Ольга. Изменили отчество Марии Давыдовны Поповой на Даниловну.

После ареста секретаря подпольного горкома партии Р.С.Радкевич Якова Соломоновича Сливко отправили к партизанам. Перед уходом в лес он передал горкому партии типографский печатный станок, который перенесли на хранение члену Брестской районной антифашистской организации Владимиру Шибуне. В 1943 г. станок передали Брестскому партизанскому соединению [1] .

На трофейной базе оружия работал подпольщик Г.Меерович.

Для работы с беспартийными патриотами был создан антифашистский комитет. Такое решение приняли единогласно осенью 1941 г. Председателем комитета утвердили З.И.Южную, членами – М.Д.Попову, Г.Мееровича, А.П.Ковришко, М.К.Здзековского. Кроме того, М.Д. Попова возглавила одну из антифашистских групп в центре города.

Антифашистские группы действовали в немецких госпиталях, которые размещались по ул. 17 сентября, Московской, Мицкевича.

В «пятерку», которую возглавляли Е.П.Корначик и Т.А.Фурсова, входила Зоя Соломоновна Прохорова. Они передавали партизанам одежду, деньги, бумагу, медикаменты.

Одну из наиболее активных групп Брестского антифашистского подполья возглавлял А.Г.Головчинер [2].

Коммунисты, комсомольские и антифашистские активисты занимались сбором оружия и боеприпасов, медикаментов, теплых вещей, вели также подбор кадров для партизанского отряда. Назначено было руководство отряда. Назначили день выхода в лес – 4 апреля 1942 г. На сборный пункт вышли 22 человека из 65.

Группа была обнаружена немцами, заготавливавшими строительный лес, и обстреляна. Был убит комсомолец Борис Михайлович Пикус. Патриотам защищаться было нечем, и они разошлись по лесу, а затем по 2-3 человека возвратились в Брест.

В конце 1943 года полиция напала на след А.Ц.Арониной, По инициативе П.Г.Жуликова А.Ц.Аронина и М.С.Гамбург с двумя спасенными девушками-военнопленными были переправлены к партизанам в район д. Споров, Беловежской пущи.

Секретарями первичных партийных организаций и центров в различные периоды были Л.З.Карасик, Г.М. Трайтлин [3].

Вокруг первичной партийной организации в центре города сложилась антифашистская группа, членом которой стала Бэлла Вагенлейтер [4].

Большую работу в подполье вела руководитель антифашистской группы Анна Михайловна Сенокосова, Помогали группе Л.З.Карасик и муж Анны Михайловны –

Александр Семенович.

С большим риском приобрели паспорт для ленинградской учительницы Чубук Сары Фроймановны, приехавшей с детьми в гости к мужу – военнослужащему Т.Чубуку.

В центре города действовала партийная ячейка под руководством Р.А.Ракова. С лета 1941 г. в группу входили преимущественно бывшие работники ОРСов, в том числе комсомолка Мария Петровна Бауто (Кингольц) [5]. Она выполняла роль связной между патриотами группы А.И.Нестеровой. В 1942 г. у нее родилась дочь. Девочку на дому досматривала пожилая полька. Мария пошла работать в магазин поляка-антифашиста Матвея Гвоздецкого, сын которого находился в партизанах. Мария Петровна выполняла задания Марии Романовны Яковенко из антифашистской организации железнодорожной больницы по связи между двумя немецкими госпиталями – железнодорожным и инфекционным. Бауто с дочерью была вывезена Гвоздецким в партизанский отряд.

Под руководством коммунистов-железнодорожников с июня 1941 г. в железнодорожной больнице, где с 12 августа разместился немецкий госпиталь, действовала группа антифашистов. Они доставали партизанам медикаменты и перевязочные средства и через связных партийной организации «Граевская» передавали по назначению. В группу патриотов входил доктор Хомер [6].

Несмотря на невероятно тяжелые условия жизни узников двух брестских гетто, сразу же после их создания стали организовываться группы Сопротивления. В декабре 1941 г. они были объединены в подпольную организацию «Освобождение». Одним из активных подпольщиков этой организации был Михаил Омелинский, который возглавлял группу вооружения.

Оккупанты заставляли узников гетто расчищать развалины Брестской крепости и убирать трупы. После боев там было обнаружено большое количество оружия и боеприпасов. Узники прятали их под одеждой и старались переправить в гетто. Каждого выходившего с территории крепости еврея проверяли, и если находили оружие, то сразу же расстреливали.

Группа Гриши Мееровича работала на расчистке бывшего военного аэродрома. С разбитых самолетов тайком снимали вооружение и в разобранном виде переправляли в гетто. Летом 1942 г. партизанскому отряду Чернака передали через связную городского подполья Ф.Г.Тронкину авиационный пулемет.

В январе-феврале 1942 г. в гетто возникла еще одна подпольная организация – «Некума» («Месть»), созданная по инициативе Фрумки Плотницкой и ставившая своей целью формирование самообороны и создание еврейской боевой организации [7]. Инициатором ее создания выступила польская организация молодежи «Гехалуц» («Пионер») с центром в Варшаве. Слены группы разъясняли узникам гетто, что их всех уничтожат, что надо бороться за свою жизнь По воспоминаниям узника гетто Моше Смоляра, бывшего учителем и воспитателем Брестского дома сирот для еврейских детей, группа «Некума» состояла из подростков, которые распространяли листовки, были у подпольщиков связными [8].

Подпольную организацию «Освобождение», которая была ядром Сопротивления в Брестском гетто, возглавлял Арье Шейнман [9]. Во главе диверсионной группы стоял Шлема Каган (Болек) [10].

По словам Михаила Омелинского уже зимой 1942 г. распространились слухи об уничтожении гетто. Руководители подполья разрабатывали планы его защиты. Создавались группы прикрытия, вооруженные пулеметами. Планировалось, что узники гетто будут вырываться на свободу сами по себе. Были определены улицы, по которым нужно было прорываться к лесу, определено место встречи [11].

На протяжении всей зимы 1941-1942 гг. Арье Шейнман готовил вооруженное восстание. Оружие и патроны покупали за деньги и ценности даже у полицаев и немцев. Прятали все в тайниках. Однако подготовка к восстанию вскоре была раскрыта. Дело в том, что немецкие спецслужбы имели в гетто своих информаторов, что позволило им провести среди подпольщиков многочисленные аресты.

Провокатором оказался некто «Макс» – секретарь юденрата, который выдал несколько партизан, проникавших в гетто для налаживания связей и оказания помощи подпольщикам в подготовке вооруженного восстания. Группа «Освобождение» вынесла изменнику смертный приговор, который выполнил Шлема Каган [12]. Ш.Кагану удалось уйти в лес, но в одном из боев он погиб.

До октября 1942 г. руководитель партийного центра Алексей Георгиевич Серафимович направлял деятельность коммунистов и комсомольцев еврейского гетто через Рахиль Клейнберг. З.И.Южная несколько раз проводила совещание с активом подполья на квартире Серафимовича, Подпольщики гетто занимались распространением радиосводок, сбором оружия, одежды, приобретением радиоламп.

Рахиль Клейнберг готовила большую группу молодежи (примерно 40 человек) для выхода к партизанам. Их обучали владеть различными видами оружия. Собранное ими оружие, боеприпасы, одежду, медикаменты по заданию Серафимовича летом 1942 г. закопали на картофельном поле в двух-трех километрах от д.Каменица Жировецкая.

По поручению подполья Р.Клейнберг прятала у себя дома двух советских военнопленных. Это заметил полицейский, охранявший гетто. Рахиль успела покинуть территорию гетто, поручив заботу о военнопленных другим подпольщикам. Скрывалась у Серафимовича, готовилась к выходу в лес. Но вскоре из гетто получили сообщение, что полиция поставила условие: не явится Клейнберг, будет массовый расстрел евреев. Рахиль сдалась оккупационным властям и была расстреляна [13].

Комсомольцы гетто решили отомстить полицейскому за донос на Рахиль. На него была устроен засада. Полицейский получил несколько ножевых ран, но не смертельных. Его поместили в больницу, где он умер. Но вывести в лес к партизанам группу комсомольцев и молодежи из гетто не удалось, так как в сентябре 1942 г. партизаны поменяли место дислокации. Лишь в декабре 1942 г. удалось установить новую связь с партизанским отрядом, но к этому времени население гетто уже было уничтожено.

Один из центров городской подпольной организации станции и депо Брест-Центральный возглавлял Василий Яковлевич Мельников. В августе 1941 г. под его руководством начала складываться первичная партийная организация по улице Белостокской, инициатором создания которой был подпольный горком партии.

Именно тогда в подпольную работу включился кандидат в члены ВКП(б) Михаил Иосифович Плахт. Семьи Плахта и Мельникова были дружны. М.И. Плахт в январе 1940 г. был командирован для работы в Белоруссии, и Белконтора госбанка направила его в Брестскую контору Госбанка на должность инкассатора отдела инкассации и перевозки ценностей. Жена Александра Прокофьевна и дочь Лидия приехали к нему летом 1940 г. А.П.Плахт работала кассиром приходной кассы.

В первый же день вступления гитлеровцев в Брест М.И.Плахт спрятал свое личное оружие (наган) и перешел на нелегальное положение, приобртя документы, в которых значился осетином. Позднее свое обмундирование и наган передал в лес партизанам.

Семья Плахта некоторое время жила по улице Комсомольской во дворе типографии. Там же рядом находился и склад типографии. М.Плахту было поручено приобретать типографский шрифт, краску, писчую бумагу. Михаил Иосифович различными способами приобретал эти материалы для нужд подполья. Хранил в квартире под полом, передавал частями В.Я. Мельникову, а тот – в горком партии. С помощью других участников подполья Плахт устроился на работу в брестские водозаборные очистные сооружения, которые находились за городом. Там иногда проходили встречи подпольной организации Мельникова [14].

М.И. Плахт был связан с подпольщиком Павлом Васильевичем Тарасовым,. который содержал явочную квартиру для партизан собирал для них продукты и медикаменты.

Из 19 секретарей первичных партийных организаций и партийных центров погибли 11 человек, в том числе Л.З.Карасик и Г.М.Трайтлин [15].

Евреи приняли активное участие и в деятельности Брестского комсомольско-молодежного подполья. Большая группа комсомольцев сплотилась вокруг П.Г.Жуликова. Среди них были Валя Зенкина, Циля, Лев и Борис Пикусы.

В июле 1941 г. Цыля выписалась из больницы, где лечилась с обоими братьями: все трое получили осколочные ранения в первый день войны от разорвавшейся бомбы в сквере имени Гоголя, а их мать Софья Михайловна Пикус погибла. После выхода из больницы Борис организовал вокруг себя группу юношей, До войны он работал в автохозяйстве слесарем, был общительным, энергичным человеком, комсомольцем. Вскоре он стал одним из помощников П.Г. Жуликова [16].

Первое собрание комсомольского актива в августе 1941 г. проводил П.Г.Жуликов. На нем присутствовали В.Нестеренко. Н.Шощиц, Г.Банников, Б.Пикус, Л.Шейман, Е.Попова и др. Секретарем городской подпольной комсомольской организации по предложению Жуликова был избран В.А.Нестеренко, членами бюро – Г.Банников, Б. Пикус. Е.Попова, Л.Шейман.

К осени 1941 г. комсомольский актив города значительно расширился. Среди тех, кто включился в борьбу, был и Г.Меерович. Вместе с другими подпольщиками он выносил оружие из Брестской крепости. Летом 1942 г. Григорий Меерович легализовался.

В квартире у Пикусов был радиоприемник. Его искусно вмонтировали в стену. Молодежь слушала и записывала сводки Совинформбюро, а дежурство вокруг дома в это время несли Циля Пикус и Валя Зенкина.

Одной из первых потерь комсомольцев группы Б.Пикуса стал Леонид Перевертайло.

К Пикусам на ул.Листовского (ныне ул. Буденного) часто приходили Василий Нестеренко, Анатолий Жигимонт, Ваня Иванов, Калерия Меньшикова, Володя Горин, Саша Поляков, Борис Аношкин. Комсомольцы гетто, в прошлом учащиеся средней Михаил Фаерман, Изя Каган, Володя Эпштейн, работая на расчистке Брестской крепости, приносили к Пикусам части оружия, патроны. В сарае, стоявшем за домом, организовали потайной склад. Комсомольцы гетто включились в спасение военнослужащих: доставали для них медикаменты, одежду.

Руководители подполья подготовили план побега военнопленных, определили группу в 17 человек и дату побега – 5 июня 1943 г. К его осуществлению привлекли Зою Соломоновну Прохорову и комсомолку Валю Зенкину (Сачковскую). Группа благополучно вышла из лагеря. Убрали часового, перерезали проволочные заграждения, выходили по одному. Немцы не сразу обнаружили диверсию. Десять человек благополучно переплыли Мухавец, и, строго выполняя все указания подпольщиков, дошли до партизанских отрядов (Чернака и им. Фрунзе). Семь человек заблудились. Замаскировавшись в парке (ныне парк имени Иконникова), пролежали весь день. Один из них, Петр Шибаев, пришел на квартиру подпольщицы Зои Соломоновны Прохоровой, которая жила по ул. Коммунистическая, дом № 24. Зоя рано утром пришла к Кравцовым и сообщила, что ночью к ней пришел один из военнопленных. Она впустила его в сарай и накормила. Тот попросил ее пригласить к нему Веру Кравцову или Валю Зенкину. Посоветовавшись, решили сообщить о случившемся Г.Банникову. К Григорию пошла Варвара Иосифовна Кравцова.

Военнопленного переодели и переправили в безопасное место. Вечером 7 июня спасенного с запасом еды провожали Валя Бубнова, Зоя Прохорова и Вера Кравцова. Они довели его до реки Мухавец, где его ждала лодка.

Из 32 учащихся 7 «а» класса русской средней школы № 15 г,Бреста в комсомольском подполье боролись с нацистами 13 человек. Из них в неравной борьбе погибли: Б.Аношкин, И.Коган, К.Милица, К.Романюк, В.Эпштейн. Ушли в партизаны: В.Зенкина, Р.Рыкова, Ц. Пикус. Пропала без вести в 1943 г. П.Шалман.

В руки нацистов попали 14 членов разведывательной группы В.Я.Мельникова, в том числе он сам, его сын Юрий, М.И.Плахт, П.В.Тарасов, Н.А.Романенко.

Михаила Иосифовича Плахта арестовали ранним утром 10 октября 1943 г. Его много раз допрашивали и пытали, два раза семья смогла передать ему еду и теплую одежду. Одна из работниц тюрьмы рассказала его жене Александре Прокофьевне, что видела ее мужа в нижнем белье и остриженного: в таком виде, как правило, отправляли на расстрел.

14 февраля 1944 г. провокатор выдал подпольщицу Зою Соломоновну Прохорову, узнав, что она еврейка. Прохоровой еще в 1941 г. заменили документы. Изменили национальность, устроили работать на яйцебазу. У нее были четыре дочери. Двоих (средних по возрасту) – Людмилу и Тамару – определили в приют под фамилией Петровых. Старшая Нелли и маленькая Света оставались с матерью. Руководство подполья предлагало Зое Соломоновне уйти в партизаны, обещали забрать детей из приюта и переправить в партизанскую зону. Но она не решилась. Вместе с З.С. Прохоровой нацисты расстреляли и ее дочерей: 11-летнюю Нелли и двухлетнюю Светлану.

Одновременно по доносу провокатора арестовали подпольщицу Беллу Вагенлейтнер. С шестилетней дочерью Нелей она была расстреляна. Сына Бэллы Александра удалось спасти [17].

Межрайонный орган по руководству патриотической деятельностью нелегальных организаций, борьбой партизан и населения, названный «Комитетом борьбы с немецкими оккупантами», в июне 1942 г. принял решение о создании нелегальной типографии. С большим энтузиазмом в типографии работали И.Ш.Шерешевский., И.А.Хазан, М.С.Маргулис. Тексты листовок и обращений были написаны секретарем Комитета И.П.Урбановичем или совместно с И.А.Хазаном [18].

Большинство участников антифашистского подполья г. Бреста погибли. Материалы об их деятельности хранят архивы.


1. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф.4290, оп. 2, д. 44, л. 1-4; д.71, л.1-3; оп. 33 а, д. 254, л.363.

2. Брест. Энциклопедический справочник. Мн., 1987. – С. 363.

3. Гребенкина А.А. Брест непокоренный. Антифашистское подполье г. Бреста и Брестского района в годы Великой Отечественной войны (1941-1944). Мн., 2005. – С. 85.

4. Там же. С. 87.

5. Там же. С. 97.

6. Там же. С. 107.

7. Иоффе Э.Г. По достоверным источникам. Евреи в истории городов Беларуси. Мн., 2001. – С.58.

8. Разянблат Я.С. Брэсцкае гета // Памяць. Брэст. У 2 кн. Кн. 2-я. Мн.. 2001. – С.65.

9. Иоффе Э.Г. По достоверным источникам. С.58.

10. Разянблат Я.С. Брэсцкае гета. С.65.

11. Там же.

12. Там же.

13. Гребенкина А.А, Брест непокоренный. – С.129-130.

14. Там же, С.140.

15. Там же. С.85.

16. НА РБ, Ф.3682, оп.1, д.7, л.70.

17. Государственный архив Брестской области. Ф.7474 «П», оп.1, д. 44, л. 7.

18. Подвиги их бессмертны. О подпольной борьбе советских людей в захваченных фашистскими оккупантами городах и селах Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (1941-1944) Мн., 1978. – С.339.

© 2008-10 Homo Liber