Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

Яков Басин (Минск)

К ВОПРОСУ О ДЕФИНИЦИЯХ ХОЛОКОСТА

В настоящее время в вопросе определения гитлеровского геноцида народов в годы оккупации европейских стран существует некоторая терминологическая путаница, связанная с тем, что в послевоенные годы в зависимости от тех или иных событий общественное мнение отдавало предпочтение разным дефинициям. В частности, подвергается критике использование слова «Холокост».

«Термин «Холокост» можно считать не совсем удачным, – пишет американский историк Уолтер Лакёр, – поскольку он обозначает религиозную жертву, приносимую путем сжигания (греческое слово «holocauston», означающее «сожжение целиком»). Но как бы ни трактовать причины и значение массового убийства евреев и людей других национальностей нацистским режимом, жертвоприношением оно в любом случае не было… Но в англоязычном мире слово «холокост» уже настолько укоренилось, что заменять его представляется непрактичным» [1].

Сами нацисты для обозначения практики геноцида использовали в своей терминологии два выражения: под «всеобщим решением еврейского вопроса» они понимали изгнание евреев из территории Германии, а под «окончательным решением» (Endlosung) – поголовное физическое уничтожение всего еврейского народа.

Уже в 1942 г. в мире были оглашены случаи грубого нарушения нацистами законов и обычаев войны, установленных для современной эпохи еще Гаагскими конвенциями 1899 и 1907 гг. Главным образом, это касалось случаев грубого игнорирования нацистами норм обращения с гражданским населением, военнопленными, ранеными, больными и т.д., что фактически являлось частью их программы «Кровь, отбор и строгость», направленной на решение «Расовой доктрины» по достижению чистоты «арийско-германской крови» [2]. Тогда и возникла срочная необходимость дать этим фактам правовую оценку.

Уже 13 января 1942 г. в лондонском Сент-Джеймсовском дворце собрались лидеры правительств в изгнании, оккупированных Германией стран, которые заявили в своей декларации, что «наказание путем организованного правосудия тех, кто виновен и ответственен за эти преступления», является одной из главных целей войны. Несколько позднее, летом того же года, среди преступлений, подлежащих наказанию, было указано и систематическое истребление евреев в оккупированной Европе.

В развитии этой мысли лидеры стран антигитлеровской коалиции 1 ноября 1943 г. приняли так называемую Московскую декларацию, решив, что большинство нацистов, совершивших преступления, будут преданы суду там, где они их совершили. Что же касается «главных военных преступников», чьи действия носят международный характер, то их союзники будут судить совместно [3].

Выдающуюся роль в разработке и внедрении в юридическую практику термина «геноцид» сыграл польский юрист еврейского происхождения Рафаэль Лемкин. Находясь на службе американского правительства, занимался созданием законодательной базы для наказания организаторов и исполнителей преступлений против человечности. Начал исследования по этому вопросу еще в 1921 г., будучи студентом Львовского университета, заинтересованный тем, что уничтожение армян в Оттоманской империи в 1915 г. из-за отсутствия законодательной базы не получило в мире должной юридической оценки. Имея доступ ко всей поступающей из воюющей Европы информации, выпустил в 1943 г. книгу «Европа под властью оси Берлин-Рим», в которой впервые для оценки преступлений нацизма использовал понятие геноцид, составив его из греческого слова genos (племя, род, раса) и латинского cide (убиваю). После выхода книги термин «геноцид» вошел в международный литературный лексикон [4].

Р.Лемкин принимал участие в Нюрнбергском процессе в качестве советника судьи Роберта Джексона. Попытка ввести термин «геноцид» в формулировки обвинения оказались безуспешными из-за протеста британских представителей, которые мотивировали свою позицию тем, что это слово отсутствует в оксфордском английском словаре. Тем не менее, термин «геноцид» использовался в работе Нюрнбергского трибунала как терминологическое обозначение народоубийства [5].

Значительный вклад в формулирование радикальных принципов Нюрнбергского трибунала внес профессор права Кембриджского университета Герш Лаутерпахт, давший определение трех видов преступлений, перечисленных в его Уставе: преступление против мира, военные преступления и преступления против человечности [6].

11 декабря 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию (в редакции Р.Лемкина), которая осудила геноцид с точки зрения международного права, а спустя два года, 9 декабря 1948 г., единогласно одобрила конвенцию «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него». После подписания конвенции 20 государствами – членами ООН она была ратифицирована 12 января 1951 г. и вступила в действие. К январю 1969 г. конвенцию ратифицировали 67 стран.

В соответствии с конвенцией наказуемыми являются также подстрекательство к геноциду, попытка геноцида, соучастие и сговор с целью совершения геноцида. Действие конвенции распространяется на любого преступника независимо от его общественного положения. Она применима в равной степени как к должностным и частным лицам, так и к тем, кто несет ответственность за принятие законов о геноциде.

Аналогичный «геноциду» термин существовал ранее в еврейских языках: в языке идиш – «хурбн», а в иврите – «шоа». Слово «шоа» (несчастье, бедствие) впервые было использовано в 1939 г. в одном из документов Еврейского Агентства (Сохнута) при описании положения евреев и поляков в оккупированной нацистами Польше. После 1940 г. термин «шоа» стал общеупотребительным. Особую популярность он приобрел после выхода в 1985 г. французского документального фильма «Шоа» (режиссер Клод Ланцман). Используется этот термин и в США. К примеру, именно это слово взял для обозначения своего Фонда видеосвидетельств кинорежиссер Стивен Спилберг.

И все же наибольшее распространение в мире получил термин «Холокост» (сегодня принято писать его с большой буквы). В буквальном переводе с греческого это слово означает «всесожжение». Писатель Михаил Гефтер объяснил это понятие так: «крематорий для живых; языческий жертвенный обряд, возвращенный в новоевропейскую цивилизацию на грани самоутраты – слома ее прогрессистского императива; пепел, напоминающий людям об их неистребимых «началах» и их неисключенном (в ближайшей перспективе) Конце». «Этим словом не исчерпываются способы, какие пустили в ход нацисты для уничтожения евреев, – писал М.Гефтер в своей книге «Эхо холокоста и русский еврейский вопрос». – Но в геноциде ХХ века дым и пепел газовок символизируют замысел поголовности и бесповоротности: финализм задуманной и исполнимой смерти. Закланию подлежало ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, олицетворенное в народе-зачинателе» [7].

Термин «Холокост» не сразу нашел свое место в международном лексиконе. В начале 60-х гг. его использовал Эли Визель как метафору, как символ сожжения целого народа в крематориях нацистских лагерей смерти. Потом он стал применяться в американской публицистике по процессу Адольфа Эйхмана в Иерусалиме и казни его. Но после того, как в середине 1970-х гг. в Голливуде был выпущен потрясший весь мир многосерийный художественный фильм с таким названием, слово «Холокост» стало международным термином. В нем некоторые исследователи видят религиозный подтекст – «жертвоприношение» шести миллионов евреев во имя будущего всего еврейского народа. Не случайно людей пострадавших от нацизма называют жертвами Холокоста.

В СССР в течение нескольких десятилетий после окончания Второй мировой войны для обозначения гибели шести миллионов европейского еврейства использовалось слово «катастрофа», однако в последнее время оно уже почти не применяется, а в обиход вошло понятие «холокост».

В настоящее время термин «холокост» фактически употребляется единственно для того, чтобы обозначить геноцид евреев в годы Второй мировой войны в отличие от других известных миру форм геноцида, например, уничтожения полутора миллионов армян турками в 1915 г. или умышленного уничтожения славянского населения на оккупированных территориях немецкими фашистами. Не применимо это слово и к другим известным в истории случаям массового уничтожения еврейского населения, например, во времена Крестовых походов, в эпоху Инквизиции, во время походов Богдана Хмельницкого или во время Гражданской войны в России в 1917-1922 гг. А чтобы избежать терминологической путаницы, используется еще одно выражение – «расовое безумие» (Rassenwahn), которое очень точно характеризует процесс перерастания этнической чистки в беспрецедентное по размаху массовое убийство.

Нет полной ясности и с таким, казалось бы, привычным, существующим еще со времен позднего средневековья термином, как «гетто». Принудительное концентрация евреев для их последующего уничтожения получила в гитлеровской Германии название «геттоизации» [8].

Генеральный прокурор Израиля в своей речи на процессе А.Эйхмана еще в 1961 г. сформулировал понятие лагеря смерти с точки зрения оккупационной политики нацистов: «В Германии и оккупированных странах были сотни лагерей – концентрационных, сборных и пересыльных. По отношению к евреям все лагеря имели одну цель: полное их истребление. Даже если бы нацисты и не перешли к методам прямого истребления, обитатели гетто и трудовых лагерей все равно вымерли бы спустя некоторое время от голодания, истощения и эпидемий» [9].

Эта же мысль прослеживается и в изданной в США энциклопедии «Холокост»: «Создание гетто было способом непрямого уничтожения евреев путем лишения их элементарных средств существования». Энциклопедия цитирует заявление главы Генерал-губернаторства Ганса Франка, сделанное им в августе 1942 г.: «Поскольку мы говорим о голодании 1,2 миллионов евреев, не надо тратить лишних слов. Ситуация предельно ясна: если евреи не погибнут от голода, придется вводить антиеврейское законодательство» [10].

«Лагерями уничтожения» или «местами массового уничтожения евреев» называют гетто «Большой энциклопедический словарь» и энциклопедия «Республика Беларусь» [11].

Однако одновременно изданная в Израиле «Краткая еврейская энциклопедия» определяет гетто как «своего рода концлагерь, предназначенный для изоляции еврейского населения» [12]. Эту же дефиницию – «часть города, районы, выделявшиеся для изоляционного проживания евреев» – дает и изданная в 2009 г. энциклопедия «Холокост на территории СССР» [13].

В большинстве белорусских изданий также под словом «гетто» понимают «районы принудительной изоляции евреев» [14]. Логическим объяснение такой формулировки является то, что в самих гетто евреев практически не убивали: массовые убийства происходили в стороне от населенных пунктов. Поэтому иногда в подобных формулировках делаются некоторые оговорки: гетто – «переполненные места содержания евреев, служившие отстойниками перед уничтожением» [15].


1. Лакёр У. Вместо предисловия. // Холокост: Энциклопедия. Пер. с англ. – М., 2005. – С. 8.

2. Энциклопедия Третьего рейха. Сост. С.Воропаев. М., 1996. – С. 140.

3. Сезарини Д. Военные преступления. // Холокост: Энциклопедия. – С. 143.

4. Лемкин Рафаэль (1900, Волковыск – 1959, США), выпускник факультета права Львовского университета (1926). После начала Второй мировой войны – участник партизанского движения. Через Литву бежал в Швецию, где получил от шведского правительства копии нацистских директив, касающихся деятельности в оккупированных странах Европы. В 1941 г. через территорию СССР и Индию добрался до США, где передал эти документы в государственный департамент и Министерство обороны. Поступил на военную службу, готовил публикации о преступлениях нацистов. На оккупироованной территории погибло 49 членов семьи Р.Лемкина. («Холокост на территории СССР: Энциклопедия. М., 2009. – С. 515).

5. Там же.

6. Лаутерпахт сэр Герш (1897, Жолква, ныне г. Нестеров, Львовская обл. – 1960, Лондон) – английский юрист, специалист по международному праву. В 1938 – 1955 – профессор в Кембриджском университете. В 1951 – 1958 – член комитета ООН по международному праву, в 1955 – 1960 – член международного суда ООН в Гааге. Основная идея творчества – превращение норм международного права в основу отношений между странами. Один из авторов концепции прав человка как нормы международного права. Инициатор внесения в Устав ООН пункта о соблюдении прав человека как одной из целей этой организации. В 1956 возведен в рыцарское дотоинство. (Краткая еврейская энциклопедия. Т. 4, Иерусалим, 1988. – С. 700 – 701).

7. Гефтер М. Мир Холокоста ХХ века. // Гефтер М. Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос. М., 1995. – Сс. 24, 28).

8. Йохен фон Ланг. Протоколы Эйхмана. Пер. с нем. М., 2002. – Сс. 65, 70.

9. 6 000 000 обвиняют. Речь израильского генерального прокурора на процессе Эйхмана. Иерусалим.: БИБЛИОТЕКА-АЛИЯ, вып.8, 1961. – С. 151.

10. Гроссман Н., Кохави И. Гетто. // Холокост: Энциклопедия. Пер. с англ. – М., 2005. – С. 172.

11. Большой энциклопедический словарь. – М.-СПб, 1997. – С. 273; Республика Беларусь. Энциклопедия. Т. 3. – Мн., 2007. – С. 23.

12. Краткая еврейская энциклопедия. Т. 2, Иерусалим, 1982. – С. 117.

13. Холокост на территории СССР: Энциклопедия. М., 2009. – С. 208.

14. Энцыклапедыя гiсторыі Беларусі. Т.2. – Мн., 1994. – С. 525.

15. Всемирный энциклопедический словарь. – Мн., 2004. – С. 304.

© 2008-10 Homo Liber