Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

РАЗДЕЛ СЕДЬМОЙ

Документ 24

Секретно

№ 747 от 12 сентября 1984 г.

Секретарю Минского горкома КП Белоруссии

т. Сухнат Л.К.

Высылаем копию отзыва института истории партии при ЦК КПБ на опубликованные в 60-х годах «Труд», «Знамя Юности», «Вечерний Минск» и переданные данные по радио о Маше Брускиной.

Сообщаем, что в связи с публикацией этих материалов в партийные органы и редакции газет уже в 60-х годах поступали письма и заявления от граждан еврейской национальности с просьбой признать Машу Брускину участницей Минского коммунистического подполья периода Великой Отечественной войны. В партархиве института тогда проводилось детальное изучение документальных материалов, относящихся к истории создания и деятельности подпольной группы К.И.Труса и О.Ф.Щербацевич, участники которой казнены фашистами 26 октября 1941 года. Никаких данных (ни прямых, ни косвенных) об участии М.Брускиной в деятельности Минского подполья не было обнаружено.

Одновременно работу по выяснению установочных данных советской патриотки, казненной (повешенной) гитлеровцами в Минске 26 октября 1941 года на воротах завода «Красная Заря» вместе с К.И.Трусом и Владимиром Щербацевичем (известная по многим изданиям фотография) проводили и работники КГБ БССР. В их заключении от 26 июня 1972 года сказано, что Маша Брускина не является устанавливаемой патриоткой (копию заключения высылаем).

Что касается фактов из документальной повести Л.Аркадьева и А.Дихтярь «Неизвестная» (1983г.), то они уже приводились в публикациях 60-х годов. Почти полностью совпадают факты и целые абзацы названной повести с текстом подготовленной теми же авторами радиопередачи «Неизвестная», выпущенной в эфир в 1970 году.

Считаем, что в связи с отсутствием каких-либо новых материалов и убедительных доказательств оснований для рассмотрения вопроса о признании М.Брускиной участницей Минского подполья не имеется.

Возвращаем перевод повести «Неизвестная».

Приложение: перевод повести, копии отзыва Института, заключения КГБ БССР.

Зам.директора Института истории Партии при ЦК КПБ по партархиву

П.Лапец

Документ 25

2 февраля 1987 года

Издательство «Мысль»

Директору тов. Водолагину В.М.

Просматривая книгу В.Н.Земскова «Ведущая сила всенародной борьбы. Борьба советского рабочего класса на временно оккупированной территории СССР (1941-1944 гг.)» – М. «Мысль», 1986, – мы обнаружили между страницами 160 и 161 взятый из белорусских изданий фотоснимок о казни минских подпольщиков К.И.Труса и В.И.Щербацевича 26 октября 1941 г. На этой фотографии также изображена молодая женщина, имя которой пока не установлено. Этот снимок, в частности, размещен в коллективной работе «Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в году Великой отечественной войны», т.1, (Мн., 1983), на которую В.Н.Земсков неоднократно ссылается.

В 60-70-х годах в Институте истории при ЦК КПБ, а также республиканском музее истории Великой отечественной войны и КГБ БССР проводилось выяснение личности неизвестной патриотки. К сожалению, ни одна из представленных версий в результате всестороннего изучения материалов не получила подтверждения. Достоверно лишь установлено, что казненной патриоткой была медицинская сестра военного госпиталя по имени Анна, 22-24 лет, уроженка Московской области или других центральных районов страны.

Упоминаемая же в книге В.Н.Земскова Маша Брускина не является изображенной на фотографии казненной женщиной. Анна значительно старше Брускиной. Если последняя в начале войны была в возрасте17-18 лет, то Анне уже было 22-24 года, причем она имела специальность военной медицинской сестры и опыт работы в этой профессии. Поэтому она и оказалась в военном госпитале, который не смог эвакуироваться в советский тыл. Как показали общавшиеся с Анной свидетели, она совершенно не знала города Минска. Никто из опрошенных непосредственно знавших и близко общавшихся с патриоткой, не назвал ее по имени или приметам, сходным с данными, принадлежавшими Маше Брускиной.

В 1968 г. фотография М.Брускиной, опубликованная в газете «Труд», и снимок казненной женщины посылались на экспертизу. Но эксперты ответили, что изображение М.Брускиной «подверглось сильной ретуши и, по существу, превратилось в рисунок». Из-за отсутствия достаточного количества индивидуальных признаков внешности человека, необходимых для идентификации личности, эксперты отказались решать вопрос о сходстве женщин, изображенных на этих двух снимках.

Несмотря на сложность и большие трудности, работа по установлению личности казненной патриотки в республике продолжается. В настоящее время этим занимаются научные сотрудники Музея истории Великой Отечественной войны.

Нам совершенно непонятно, зачем автору и издательству понадобилось вводить в научный оборот не подтвержденную версию без каких-либо консультаций в нашей республике, в частности, в Институте истории партии при ЦК КПБ, на который партийными органами возложен контроль за публикациями по проблемам всенародной борьбы в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны, в том числе и истории минского подполья.

В Институте истории партии при ЦК КПБ сосредоточены все документы и материалы минского подполья, имеется картотека персонального учета признанных партийными органами его участников. Никаких данных (ни прямых, ни косвенных) об участии М.Брускиной в деятельности минского подполья в этих документах и материалах не имеется.

Просим проинформировать Институт, какими документальными доказательствами располагает издательство «Мысль» и тов. Земсков для утверждения, что казненной патриоткой является Маша Брускина.

Директор Института истории

при ЦК КПБ /Р.Платонов/

Документ 26

«Советиш геймланд» – «Советская Родина»

11 марта 1987 г.

Заведующему отделом пропаганды ЦК КПБ

тов.Павлову С.Е.

Уважаемый Савелий Ефимович!

Ваш ответ на запрос редакции журнала «Советиш геймланд» («Советская родина»), касающийся личности «неизвестной» героини-партизанки, казненной фашистами в Минске 26 октября 1941 года, нельзя считать убедительным.

Вы сообщаете нам, что в 60-е годы компетентными органами начато расследование по этому вопросу и установлено, что казненной является «медицинская сестра военного госпиталя по имени Анна, 22-24 лет, уроженка Московской области или других центральных районов страны». С тех пор прошло четверть века.

Редакция журнала «Советская родина» организовала серьезный журналистский поиск, давший ответ, кто такая Неизвестная, и об этом рассказано в документальном очерке, опубликованном в

№ 1 за 1985 год ежегодника «Год за годом».

После того, что сказано и доказано в этом очерке, странным является Ваше утверждение, что

«в Минске не осталось живых свидетелей, которые могли бы подтвердить личность казненной девушки».

Извините за откровенность, но у нас возникло ощущение, что Вам не удалось ознакомиться с содержанием публикации в ежегоднике, ибо в ней приводятся показания десятков живых свидетелей. Поговорите хотя бы с Героем Социалистического Труда, Народным художником СССР товарищем З.И.Азгуром.

Крайне озадаченная Вашим ответом, редакция журнала направляет Вам ксерокопии некоторых документов и настоятельно просит доложить по совокупности вопроса Секретариату Центрального Комитета Коммунистической партии Белоруссии.

С уважением

Главный редактор журнала «Советиш геймланд»

А.Вергелис

Документ 27

От 5 мая 1987 г.

Директору Института истории партии

при ЦК КПБ

т. Платонову Р.П.

Направляется письмо главного редактора журнала «Советиш Геймланд» («Советская Родина») А.Вергелиса. Проверить собранные журналистами материалы о Брускиной и дать обоснованный ответ редакции, опубликовавшей в ней материал. Приложение: письмо на 29 листах.

Зав. отделом пропаганды и агитации ЦК КПБ /С.Павлов/.

Документ 28

№ 2585 21 мая 1987 г.

Редакция журнала «Советиш геймланд»

Тов.Вергелису А.

Уважаемый товарищ Вергелис!

В связи с Вашим письмом в ЦК КП Белоруссии от 11 марта 1987 года в партийном архиве Института истории партии при ЦК КПБ проведено дополнительное изучение всех материалов, относящихся к личности советской патриотки, казненной фашистами 26 октября 1941 года вместе с подпольщиками К.И.Трусом и В.И.Щербацевичем. Подтверждения, копии которых приложены к Вашему письму, в подлинниках имеются в партархиве. Они, как и другие собранные по данному вопросу материалы, неоднократно подвергались самому тщательному анализу историками, журналистами, экспертами, другими специалистами республики. Из-за отсутствия убедительных документальных данных ни одна из представленных версий, включая и версию о Маше Брускиной, не получила подтверждения и не признана партийными органами достоверной. Не содержат этих данных и присланные Вами материалы.

На основании свидетельских показаний людей, непосредственно знавших и незадолго до казни общавшихся с патриоткой, изображенной на фотографии, установлено, что это была 22-24-летняя медицинская сестра военного госпиталя, который не смог эвакуироваться в советский тыл. Патриотку звали Анной, она была уроженкой Московской области или других центральных районов страны, плохо ориентировалась в Минске. Маша Брускина была гораздо моложе Анны. Она не могла работать в военном госпитале, где содержались раненые бойцы и командиры Красной Армии, находившиеся под особой охраной фашистских оккупационных властей. Тем более, как показывают представленные Вами материалы, М.Брускина в это время жила в гетто, выход граждан из которого был запрещен, если же в отдельных случаях и разрешался, то строжайше контролировался.

Среди присланных Вами материалов имеется копия заключения эксперта Ш.Кунафина, которое носит предположительный характер и не содержит убедительных криминалистических доказательств идентичности изображения на снимке казненной фашистами молодой женщины и фотографии школьницы Маши Брускиной, опубликованной в газете «Пионер Белоруссии» в 1938 году и переснятой газетой «Труд» в 1968 году.

В 1968 году фотография М.Брускиной, опубликованная в газете «Труд», и снимок казненной женщины партархивом посылались на экспертизу. Но криминалисты республики ответили, что изображение М.Брускиной «подверглось сильной ретуши и по существу превратилось в рисунок». Из-за отсутствия достаточного количества индивидуальных признаков внешности человека, необходимых для идентификации личности, они отказались решать вопрос о сходстве женщин, изображенных на этих двух снимках.

Что касается публикации материала в журнале «Советиш геймланд» и документального очерка, помещенного по этому вопросу в ежегоднике «Год за годом» №1 за 1985 год, то, по нашему мнению, ее нельзя считать серьезным исследованием, подтверждающим личность казненной патриотки. Она подготовлена на основе весьма сомнительных с точки зрения достоверности источников, изобилует безаппеляционными утверждениями, необоснованными предположениями, догадками и просто фактически неточностями.

Директор института истории

Партии при ЦК КП Белоруссии Р.Платонов

Документ 29

ПРОКУРАТУРА СССР

ПОМОЩНИКУ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА

тов. ЛАПТЕВУ П.А.

Уважаемый Павел Александрович!

Ровно 20 лет назад в результате журналистского поиска нами было установлено имя девушки, казненной в Минске 26 октября 1941 года, которая до этого считалась Неизвестной. Ею оказалась белорусская комсомолка, выпускница 28 минской школы Маша Брускина.

Об этом в 1968 году было рассказано в газете «Труд» (24 апр.,16 мая, 20 и 21 июля) и газете «Вечерний Минск» (автор – минский журналист Владимир Фрейдин, 19, 23, 24 апреля/, в часовой передаче радиостанции «Юность» (1970 г.). В 1983 году наша документальная повесть «Неизвестная» была переведена на идиш и опубликована в журнале «Советиш Геймланд» («Советская Родина») – №№ 8,9. Затем издана в альманахе «Год за годом» на русском, английском и французском языках,

С самого начала Институт истории партии при ЦК КП Белоруссии нашу точку зрения не разделяет. Об этом свидетельствует и переписка редактора журнала «Советская Родина» А,Л.Вергелиса с работниками ЦК Компартии республики, а также статья на белорусском языке и в переводе («Звязда» – 14 апр. с.г., «Вечерний Минск» – 18 апр./, где впервые за 20 лет печатно выразили свое мнение историки Минска.

Просим Вас рассмотреть вопрос о достоверности нашей версии, изложенной в документальной повести «Неизвестная» («Год за годом», С.П, 1985, стр. 265 – 307).

Для этого передаем Вам копии основных материалов. (Подлинники свидетельств еще в 1968 г. были переданы в республиканский Институт истории партии. Оригиналы остальных документов, магнитопленки, расшифровки магнитофонных записей и т.п. находятся у А.Дихтярь).

Благодарим Вас за согласие разобраться в этом вопросе и положить конец столь недостойно затянувшемуся конфликту.

С глубоким уважением.

Лев Аркадьев, член Союза кинематографистов СССР, участник ВОВ,

Москва, Часовая,5-6, кв.26,Тел: 152-49-16

Ада Дихтярь, член Союза журналистов СССР, чл.КПСС

© 2008-10 Homo Liber