Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

Национальный архив Республики Беларусь

Ф 1346 Оп1. Д215

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ

Материалы (постановление горкома КПБ, справки и другие документы) о признании подпольной газеты, действовавшей в гор. Минске под руководством Труса К.И. и Щербацевич О.Ф. в августе-октябре 1941 года.

Нач. - 23 мая 1968; оконч. - 19 февр. 1969 (на 31 л)

Документ 11

24 мая 1968 г.

Секретно

Подлежит возврату в общий отдел

Экз №1

Справка

по материалам архивного уголовного дела на Рудзянко Б.М.

По приговору Военного Трибунала БВО от 16 мая 1951 года Рудзянко Борис Михайлович, 1913 года рождения, уроженец города Орша, белорус, беспартийный, осужден за измену Родине по ст. 632 УК БССР к расстрелу.

Из определения Военной Коллегии Верховного Суда СССР, утвердившей приговор, видно, что Рудзянко Б.М., проходя службу в Советской Армии в звании техника-интенданта 2 ранга, в июне 1941 г. был пленен немцами и помещен в госпиталь для военнопленных, где установил связь с командирами и политработниками Баженовым, Зориным, Левит и другими.

В октябре того же года, при содействии работника госпиталя, чл. КПСС Щербацевич Ольги, вместе с группой военнопленных в количестве пяти человек совершил побег. Проживая в гор. Минске у родных и знакомых Щербацевич Ольги, с ее участием они разработали план перехода линии фронта, на сторону советских войск, и в октябре 1941 г вышли в указанном направлении. Первая группа в составе Рудзянко, Щербацевич О. и ее сына Владимира 13 лет шла впереди, а группа Зорина и Левит следовали за ними. В пути во время отдыха Рудзянко направил Щербацевич О. в разведку, а затем оставил ее несовершеннолетнего сына и решил один возвратиться в город Минск.

Когда Рудзянко был задержан немцами, на допросе он рассказал о бегстве с группой раненых военнопленных из немецкого госпиталя и их намерении перейти линию фронта, а также содействии им в этом со стороны Щербацевич Ольги, ее сына Владимира и других лиц.

В результате предательства Рудзянко, Щербацевич Владимир был задержан немцами и заключен под стражу в городе Минске. Группа Левит, состоявшая из четырех человек, попала на немецкую засаду и была расстреляна, а группа Зорина и Щербацевич Ольги, потеряв связь с другими участниками, имевшими намерение перейти линию фронта, на третий день возвратилась в город Минск, где Зорин, Щербацевич Ольга и шесть ее родственников и знакомых были арестованы немцами.

В ноябре 1941 г. Щербацевич Ольга, ее 13-летний сын Владимир, бывший старший политрук Советской Армии Зорин и три родственника Щербацевич были гитлеровцами повешены на улицах города Минска.

В том же месяце Рудзянко поступил на службу в качестве штатного агента военного контрразведывательного органа – ОКВ фербиндунгштелле, где служил до 3 июля 1944 года, имел личное оружие – пистолет и документ прикрытия служащего немецкого торгового общества УТО. Наряду с другими преступлениями, в начале 1942 г. Рудзянко внедрился в Минский подпольный комитет КП(б)Б и по его доносам часть членов этого комитета была арестована, за что он награжден немецким командованием медалью и деньгами в сумме 10 тысяч рублей.

О своей причастности к гибели 13-летнего Щербацевича Владимира и других Рудзянко на предварительном следствии в суде показал следующее:

«Рано утром мы вышли из города Минска и направились на восток, имея намерение перейти линию фронта. Всего нас было 11 человек. Я со своей группой прошел км 20-25.

Щербацевич Ольга попросила, чтобы я остался с ее сыном, а она сходит в разведку и возвратится к нам. Не дождавшись ее, я пошел обратно.

Я тогда рассказал следователю о том, что я, Щербацевич Ольга и ее сын Владимир действительно имели намерение перейти линию фронта, Щербацевич Владимир и Щербацевич Ольга были проводниками.

В результате расследования по делу нашей группы Щербацевич Ольга, ее сын Владимир, сестра Янушкевич с мужем, Зорин и еще шесть человек задержанных были повешены.

На путь предательства я стал еще тогда, когда давал показания, уличающие Щербацевич Ольгу и ее сына в содействии группе бывших военнослужащих Советской Армии, в том числе и мне, в побеге из немецкого плена и попытке перехода линии фронта на сторону Советской Армии. Предателем я стал в силу своей трусости.

В гибели Щербацевич Ольги и ее сына Щербацевича Владимира я виновен».

Другими данными об обстоятельствах гибели Щербацевича Владимира не располагаем.

Заместитель председателя Комитета Госбезопасности при СМ БССР

/Рудик/

23 мая 1968 № 4/2657

Документ 12

Минский Коммунистический Союз молодежи Белоруссии

Центральный комитет

№ 0/22 30 мая 1968г. ЦК КПБ

Об увековечении памяти юных подпольщиков

Владлена Щербацевича и Марии Брускиной

По документам партархива известно, что пионер Щербацевич Владлен Иванович, 1917 г. р., учащийся СШ №6 г. Минска, летом 1941 г., вскоре после оккупации г. Минска вошел в состав подпольной партийной группы, руководителем которой являлась его мать коммунистка О.Ф. Щербацевич. Главной задачей группы являлось спасение советских военнопленных. Он был постоянным связным у подпольщиков и главным проводником: переправлял из города в лес солдат и командиров. Кроме того, добывал им оружие, гражданскую одежду, медикаменты, распространял листовки, собирал данные о противнике.

В августе 1941 г. Володя пошел в засаду, был ранен. 17 сентября 1941 г. выводил за город очередную группу бежавших из фашистского лагеря смерти командиров Красной Армии. В 25 км от Минска, у деревни Новый Двор группа попала в облаву немецкой полиции и полевой жандармерии.

26 октября 1941 г. гитлеровцы публично казнили его, повесив на воротах минского дрожжевого завода.

Его подпольную деятельность подтверждает Белорусский Государственный музей истории ВОВ, материалы дела по обвинению Бориса Рудзянко (архив № 0501828 КГБ при Совете Министров БССР), а также бывшая подпольщица Меркевич З.П., Блажков И.Н. – бывший военнопленный, затем комиссар партизанской бригады «Беларусь», пенсионеры Михневич Е.Ф. и Трус А.В.

О Володе Щербацевиче журналистом В. Морозовым написана повесть (напечатана в «Пионерской правде» в апреле 1967 г.), а также создан документальный фильм «Казнен в 41» Белорусской студией хроникальных и научно-популярных фильмов.

Среди участников зарождавшегося Минского подполья была и выпускница 28-ой средней шкоды г. Минска Брускина Мария Борисовна, член комитета комсомола школы.

После оккупации фашистами Минска Маша устроилась работать в лазарет для советских военнопленных, размещавшийся в бывшем политехническом институте. Она участвовала в сборе гражданской одежды для пленных командиров Красной Армии, медикаментов, доставляла сводки Совинформбюро, часто приходила на квартиру К.И. Труса, приносила ему какие-то пакеты, получала от него инструкции. В тюрьме всегда находилась рядом с Щербацевич Ольгой, они между собой о чем-то говорили. Обо всем этом свидетельствует жена К.И.Труса Анна Владимировна Трусова, бывшая заключенная в сентябре-октябре 1941 г. С.Е. Каминская, секретарь секции бывших узников фашистских концлагерей при Белорусском республиканском совете ветеранов войны С.А. Давидович, маляр стройгруппы Мингорресторантреста М.Н. Ямник и др.

26 октября 1941 г. фашисты казнили ее вместе с руководителем подпольной группы коммунистом К.И. Трусом и членом группы В. Щербацевичем. Фашисты запечатлели эту публичную расправу и сейчас снимки стали достоянием широкой мировой общественности, они опубликованы во многих изданиях, посвященных ВОВ, как свидетельства изуверства и злодеяний фашистов над советскими людьми.

Почти 27 лет имя девушки на снимках не было известно. В результате поиска газетам «Труд» и «Вечерний Минск» удалось его установить. Это, как свидетельствуют около двадцати человек, Маша Брускина.

Короткая жизнь юных подпольщиков, их отличная учеба, активное участие в делах пионерской организации и комсомольская деятельность Маши Брускиной, суровые испытания, с честью выдержанные ими перед лицом врага, являются ярким примером для молодежи и достойны быть увековеченными.

Бюро ЦК ЛКСМ Белоруссии просит ЦК КП Белоруссии представить Щербацевича Владлена Ивановича и Брускину М.Б. к правительственным наградам (посмертно) и поручить Минскому горисполкому установить мемориальные доски на средней школе № 30 и № 28, где учились юные герои.

Секретарь ЦК ЛКСМ Белоруссии Г. Жабицкий

Документ 13

Центральному Комитету КП Белоруссии

Представление

на Брускину Марию Борисовну, члена ВЛКСМ,

выпускницу средней школы № 28 города Минска.

26 октября 1941 г. гитлеровские оккупанты публично казнили на улицах Минска группу подпольщиков. История сохранила несколько снимков, запечатлевших казнь трех советских патриотов – мужчины, подростка и девушки. Двое из них – коммунист Кирилл Иванович Трус и школьник Владлен Щербацевич. Имя девушки до последнего времени оставалось неизвестным. Эти фотографии вошли в историю ВОВ как свидетельства беспримерного мужества и стойкости минчан перед лицом озверевшего фашизма, были опубликованы во многих странах мира, демонстрировались в фильмах «Обыкновенный фашизм» и «Казнен в сорок первом». И всюду девушка значилась неизвестной.

Редакции газет «Труд» и «Вечерний Минск» поставили перед собой задачу узнать имя юной патриотки. Поиск был долгим и не легким. Обо всем этом рассказано в материалах, опубликованных в газете «Труд» (24 апреля «Бессмертие» и 16 мая «Светя другим»), в газете «Вечерний Минск» (19, 23, 24 апреля «Они не встали на колени»), прилагаемых к нашему представлению.

Рассказы и воспоминания людей, которых нам удалось разыскать, свидетельствуют о том, что имя казненной – Маша Брускина. После первых наших публикаций редакции получили новое подтверждение имени девушки, а также сведения, связанные с ее патриотической деятельностью в оккупированном Минске, арестом и казнью. Многие из свидетельских писем получены от людей, которые сами прошли славный боевой путь и отмечены правительственными наградами. Все это дает основание утверждать, что Мария

Борисовна Брускина была связана с группой К.И.Труса и О.Ф.Щербацевич, принимала активное участие в сопротивлении оккупантам.

Мужество и гордое спокойствие 17-летней Маши Брускиной, запечатленное на фотографии самими фашистами, также убедительно свидетельствуют о том, что она не стала на колени перед врагом даже под виселицей. Так шли на смерть Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина, Клава Назарова и другие пламенные патриотки Советской Родины.

Жизнь, учеба, пионерская и комсомольская деятельность Марии Брускиной, суровое испытание, с честью выдержанное ею в грозном 41-м, являются ярким примером для молодежи и достойны быть увековеченными. Считаем, что славная дочь белорусского народа Мария Борисовна Брускина заслуживает высокой правительственной награды.

Все материалы, собранные редакциями, будут переданы заведующей сектором партархива Института истории партии при ЦК КПБ тов.Давыдовой В.С., которая оказала большую помощь в поиске.

Главный редактор газеты «Труд» /А. Субботин/

Редактор газеты «Вечерний Минск» /Г. Лысов/

Документ 14

Минский городской Комитет Коммунистической партии Белоруссии

Постановление

Бюро Минского горкома КПБ от 23 октября 1968 года.

Секретно

О подпольной антифашистской группе советских патриотов,

возглавляемой К.И. Трусом и О.Ф. Щербацевич,

действующей в гор. Минске в августе-октябре 1941 года.

Изучив материалы, имеющиеся в партийном архиве института истории партии при ЦК КПБ, бюро горкома КПБ установило, что в августе 1941 г. в оккупированном фашистами Минске сложилась подпольная патриотическая группа по спасению командиров и политработников Красной Армии из фашистского лазарета. Во главе ее стояли рабочие, член КПСС с 1927 года Трус Кирилл Иванович и работник 3-й больницы, член КПСС с 1927 года, Щербацевич Ольга Федоровна

Группа в сентябре 1941 года вывела из лазарета, располагавшегося в зданииполитехнического института, несколько человек – командиров и политработников Красной Армии. На конспиративной квартире по улице Коммунистической, дом № 48 (ныне Ленинский проспект, дом № 27-а) в семьях О.Ф. Щербацевич и ее сестры

Н.Ф. Янушкевич командиров переодевали в гражданскую одежду и подготовили к уходу из города. Группа коммунистов вместе с О.Ф. Щербацевич и ее 16-летним сыном Владленом ушла из города на восток, рассчитывая перебраться через линию фронта. Недалеко от Минска они были схвачены фашистами.

Один из участников побега Б.М. Рудзянко на допросе предал своих товарищей, раскрыл состав группы и ее намерения. После жестоких пыток полевой тайной полиции 26 октября 1941 г. 12 патриотов были повешены фашистами на улицах и площадях Минска. В числе казненных были К.И. Трус, О.Ф. Щербацевич, В.И. Щербацевич, Н.Ф. Янушкевич, П.Ф. Янушкевич. Фамилии остальных казненных пока не установлены.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года К.И. Трус,

О.Ф. Щербацевич и В.И. Щербацевич посмертно награждены орденами Отечественной войны 1 степени.

Бюро горкома КП Белоруссии постановляет:

1. Признать группу К.И. Труса и О.Ф. Щербацевич подпольной антифашистской организацией советских патриотов.

2. Признать участниками подпольной антифашистской группы советских патриотов:

- Труса Кирилла Ивановича

- Щербацевич Ольгу Федоровну,

- Щербацевича Владлена Ивановича,

- Янушкевич Надежду Федоровну,

- Янушкевича Петра Федоровича.

3. За участие в спасении командиров и политработников Красной Армии из фашистского плена представить Щербацевича Владлена Ивановича к награждению (посмертно) медалью «За боевые заслуги».

4. Установить на доме по Ленинскому проспекту, 27-а (ранее ул. Коммунистическая, 48), где находилась конспиративная квартира участников антифашистской группы советских патриотов, мемориальную доску.

Секретарь Минского горкома КП Белоруссии /В. Шарапов/

© 2008-10 Homo Liber