Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

Критика и библиография

Об этом надо помнить всегда

М.Ботвинник Холокост в книгах «Память» Республики Беларусь. Мн., 2008, 180 с.

Вышедшая в начале 2008 г. книга крупного отечественного учёного Марата Борисовича Ботвинника относится к жанру историко-литературной критики. Книга М.Ботвинника – это подробный анализ темы тотального уничтожения еврейского населения на оккупированной фашистами территории Белоруссии в серии историко-документальных хроник «Память». Издание осуществлялось с 1985 г. и составило более 140 книг. Автор скрупулёзно проштудировал все и привел краткую обзорную рецензию на каждую (!). Особо важно отметить, что комплексное исследование данного аспекта в современной белорусистике предпринято впервые.

Два направления положил ученый в основу своего исследовательского процесса: историографическое и источниковедческое.

Стержневой элемент историографического направления – объективный показ уровня научной квалификации тех авторов, которые обращались к теме Холокоста. Чтобы не быть субъективным, М.Ботвинник положил в основу своего анализа следующие критерии:

1) методология и методы исследовательской работы;

2) общечеловеческое измерение Холокоста, которое было бы лишено идеологических клише, генетически связанных с доктринальными основами партийно-государственного антисемитизма в СССР;

3) степень новизны в используемой источниковой базе;

4) оригинальность выводов и оценок;

5) общая исследовательская культура.

Базируясь на данных критериях, учёный градирует исследовательский корпус на три группы:

1) авторы, соответствующие всем названным критериям;

2) составители книг «Память», удовлетворяющие отдельным критериям;

3) авторы, чьи публикации не выдерживают ни одного из этих критериев.

Несомненно, труды первой группы представителей научного сообщества задают планку для всех исследователей Холокоста. Поэтому есть смысл специально остановиться на научных изысканиях этих учёных.

К данной группе вполне можно причислить И. Герасимову, Г. Кнатько, Т. Конопацкую, , Я. Мараша, А. Плешевеню, Е. Розенблата, М. Рывкина, М. Шапиро, А. Шульмана и Э. Ярмусика. Остановимся кратко на творчестве каждого из них, данного самим М.Ботвинником.

И. Герасимова.

Провела серьёзную аналитическую работу в процессе изучения всех обстоятельств, связанных с германским геноцидом в отношении евреев Несвижского, Столбцовского района Минской области. [с. 28, 36]

Г. Кнатько.

Продемонстрировала очевидное исследовательское мастерство на примере анализа истории Минского гетто. Детально проанализировала деятельность еврейского отдела в городской управе, юденрата, умело проследила процесс изоляции евреев, без купюр описала условия их содержания в лагере, тюрьме, воссоздала картину регистрации представителей данного этноса. «Отдельно описаны пять погромов (акций) в Минском гетто… Автор попыталась определить на основании немецких и советских документов количество жертв каждого из них» [с.8]. Методика её подсчётов по этому вопросу представляется достаточно убедительной [Там же].

Т.Конопацкая. Составила книгу «Память» по Лунинецкому району Брестской области, в которой теме Холокоста уделено много внимания. Местная комиссия по изданию этой мемориальной книги и её составитель установили тесные контакты с земляками, которые выехали в Израиль, и с архивом института Яд-Вашем. Главными объектами исследования стали Лахвенское гетто и восстание евреев в нем (им отведены особое место в издании), а также гетто в Лунинце, Микашевичах, Больших Гучавичах и Кожан-Городке.

Собраны списки евреев, погибших в годы войны в г. Лунинце. Даются фамилия и имя главы семьи и их дети, причём указываются улицы, на которых они жили до войны. В списки вкраплены воспоминания узников гетто, оставшихся в живых после погромов, и фотографии памятников, поставленных земляками в Израиле.

Районная комиссия по изданию книги «Память» сумела выявить большинство мест расстрела жителей-евреев небольших населённых пунктов, где им поставлены памятники – это деревни Лунин, Микашевичи, Большие Чучевичи и Сынковичи. В деревнях удалось узнать фамилии жертв фашизма, которые занесены в списки и опубликованы в книге [с.52-54].

Е. Розенблат.

Основная тема его исследования – трагедия брестских евреев. Об этой работе М.Ботвинник пишет следующее:

«Он сумел … всесторонне показать жизнь и деятельность брестских евреев, как «западников», так и «восточников» в гетто. Здесь чётко указано, когда было создано гетто (16 декабря 1941 г.) и когда оно уничтожено (15-18 октября 1942 г.). Предшествовала этому регистрация евреев с 14-летнего возраста. До 5 июля 1941 г. было выдано 12260 немецких паспортов, специально приготовленных для евреев.

Гетто занимало площадь в 1 кв. км. Пожалуй, впервые он нашёл документы об оплате труда подневольных узников гетто. Она была минимальной, с большим количеством вычетов.

Е. Розенблат обратил внимание и на то, что [в гетто] положение богатых евреев и бедных было разным. Немецкая администрация во главе с Роде брала в заложники 30-50 евреев, а потом требовала за них выкуп, чаще всего золотом и драгоценностями и всем, что оккупанты выдумают.

Исследователь рассказал о подпольной деятельности еврейских организаций, которые собирали оружие, боеприпасы, медикаменты, отправляли людей в лес. Он назвал руководителей организации «Освобождение» – это Арье Шейнман и Шлёма Коган. Была ещё одна организация в подполье «Некума» («Месть»), созданная с помощью польской молодёжной организации» [с.39-40].

М.С. Рывкин и А.Л. Шульман. Их основная заслуга в том, что, как пишет М.Ботвинник, они «сумели наглядно показать хронологию исторических фактов создания Витебского гетто и уничтожения евреев… М.С. Рывкин попытался сделать реконструкцию Витебского гетто, в районе бывшего клуба металлистов. Названы современные улицы, где размещалось гетто, отмечено, что оно находилось на каменных пожарищах, где никто не жил…

Исследователи собрали большой документальный материал об акциях (погромах) уничтожения евреев Витебского гетто. Они очень верно поступили, показав систематическое уничтожение евреев, причём отметили, под какими предлогами нацисты осуществляли убийство ни в чём не повинных людей – это будто бы евреи подожгли город или для того, чтобы избежать заразных эпидемий…

М.С. Рывкин принимал самое активное участие в составлении списков погибших евреев в годы войны. Он систематизировал списки: жертвы фашистского террора, где помещены «лица, содействовавшие партизанскому движению и подполью, члены их семей и мирные жители», и отдельный список мирных жителей» [с.62-64]. Учёный составлял списки на основании весьма кропотливой работы в белорусских, российских, израильских архивах [с. 64].

М. Шапиро.

Его вклад в освещение темы Холокоста в Пинске М.Ботвинник назвал определяющим. «В издании… опубликован большой список погибших евреев… Пожалуй, ни один областной центр в книгах «Память» подобного не сделал. Исключением является г. Брест. Списки погибших ценны тем, что каждый еврей пофамильно и поимённо увековечен в этой книге [с.55]. В издании приведены достоверные данные о местах соответствующих расстрелов и могил. Автор почерпнул ряд интереснейших фактов в результате «сотрудничества с земляками из Израиля» [с.56]. Несомненную ценность представляет раздел «Мы видели, как убивали евреев», в котором «приведены воспоминания людей различных национальностей» [Там же]. М. Шапиро подобрал данные воспоминания таким образом, что в итоге получилась цельная картина.

Я. Мараш и А. Плешевеня

«Впервые в истории города Гродно показали истоки Холокоста и его последствия для Гродненщины. Сумели исследовать героическую борьбу евреев Гродненщины, а также Белостокского и Виленского гетто» [с.99].

Э. Ярмусик

«Провёл – по строгим меркам – подлинно научное исследование Холокоста в Гродно и Вороновском районе Гродненской области. Блестяще раскрыта идеологическая составляющая антисемитской политики германских оккупационных властей… чётко проследил изменения в численности еврейского населения «в Гродно во время оккупации города» [с.96], дал убедительное объяснение этих изменений. Обращаясь к материалам, относящимся к Вороновскому району, «Э. Ярмусик провёл огромную работу по созданию списков погибших евреев, увековечив их в памяти народной. Приведены списки евреев Вороновского и Радуньского гетто, в которых указаны фамилия, имя и год рождения убитых узников гетто» [с.102].

Стремясь быть предельно объективным, М.Ботвинник оценивает научную составляющую второй части публикаций книг «Память», отмечая, в частности, наличие во многих из них растиражированной статьи «Решение еврейского вопроса» (автор В.Лемешонок»), которая носит обзорный характер [с.84]. Однако в одной из статей как важный факт М.Ботвинник отметил, что В.Лемешонок и его соавтор А.Турко «очень своевременно…назвали действительную сущность гетто – это были «местные концентрационные лагеря смерти» («Памяць. Стаўбцоўскi раён») [с. 35]. Вместе с тем М.Ботвинник критикует того же В.Лемешонка за его утверждение, что немцы создавали гетто во всех населённых пунктах, хотя это не соответствует действительности. В итоге, искажённо изложена картина уничтожения евреев в. Чашниках Витебской области [ c. 77].

М. Ботвинник конкретно приводит примеры, когда в книгах «Память», изданных еще в эпоху партийно-государственного антисемитизма, вообще ни слова не сказано об уничтожении еврейского населения, в частности в книге «Память. Ляховичский район» (составитель В. Сколобан) [с.52].

М.Ботвинник убедительно характеризует и освещение анализируемой проблематики на уровне областей Республики Беларусь. По его мнению, лучше всего соответствующие исследовательские задачи решены по Брестской области [с.39]. А вот в книгах «Память» по Гомельской области тема Холокоста освещена слабо. «Это связано с тем, что еврейские организации Гомельщины не сумели творчески сотрудничать с городскими, районными комиссиями по составлению и изданию книг «Память». Они, вероятно, не поняли, насколько важны такие издания для изучения гитлеровского геноцида еврейского населения Беларуси» [с.95]. Относительно остальных областей исследователем употреблены промежуточные оценки.

Обращаясь к источниковедческому направлению, М. Ботвинник провёл инвентаризацию документов и материалов, посвящённых Холокосту на белорусской земле. Он отметил, что авторы книг «Память» использовали «документальные материалы из Национального архива Республики Беларусь и из Государственного архива Минской области» (с. 9), «архива КГБ Беларуси» [с.15], «Государственного архива Российской Федерации», «акты Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских оккупантов (ЧГК)» [с. 71], материалы «Пинского архива, филиала Брестского государственного областного архива», а также многочисленные воспоминания [с.48].

Своей книгой М.Б. Ботвинник внёс и собственный вклад в разработку источниковедческих проблем Холокоста. Учёный оригинален и убедителен в процессе трактовки важных документов и материалов: воспоминаний очевидцев о Дроздах – концентрационном лагере под открытым небом [с.132 – 137], свидетельских показаний Л. Мойсеевича о концлагере по улице Широкой в городе Минске [с.137 – 139], воспоминаний Ш. Холявского о восстании в Несвижском гетто [с.147 – 152], свидетельств Г. Гольберга и А. Мееровича о восстании в Клецком гетто [ с.151 – 160], акта по делу зверской расправы немцев над евреями концентрационного лагеря (гетто) в г. Глубоком Витебской области, учинённой 19 августа 1943 года [с.167 – 169], воспоминаний узника Глубокского гетто Ш.З. Быка [с.169 – 172].

Книга М.Б. Ботвинника, чрезвычайно ценная в научном и познавательном плане, заставляет о многом задуматься нынешнее поколение, которое родилось через много лет после окончания Второй мировой войны. «Прошло более 60 лет со времени освобождения Беларуси от немецко-фашистских оккупантов. Очень много фамилий и имён евреев остались неизвестными, большое количество могил жертв гитлеровского геноцида в Беларуси… требуют внимания общественности. В последнее время мировая общественность, еврейские организации Беларуси, в связи с появлением новых документальных материалов об уничтожении гитлеровцами и полицаями еврейского населения во время войны, предъявляют законные требования об увековечении памяти жертв фашизма. Во многих местах на могилах евреев, где ещё нет памятников, должны быть установлены обелиски, стелы, памятные знаки, чтобы увековечить память жертв гитлеровского геноцида» [с.62]. Эти слова историка должны заставить задуматься всех, кому дорога память о людях, свой смертью даровавших право на существование нам, живым.

Михаил СТРЕЛЕЦ, доктор исторических наук, профессор

Брестский государственный технический университет

© 2008-10 Homo Liber