Уроки Холокоста: история и современность


Гражданское достоинство
2010 №3-4

2010 №1-2

2009 №3

2009 №2

2009 №1

2008 №3

2008 №2

2008 №1

2007 №3

2007 №2

2007 №1

2006 №6

2006 №5

2006 №4

2006 №3

2006 №2

2006 №1



Беларусь у ХХ стагоддзi
2004 Вып.3

2003 Вып.2

2002 Вып.1



Репрессивная политика советской власти в Беларуси
2007 №3

2007 №2

2007 №1



Уроки Холокоста: история и современность
2010 №3

2009 №2

2008 №1



Маша Брускина
Известная <неизвестная>


Катастрофа и героизм
Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


счетчик посещений html counter wildmatch.com

Мария УРБАН, Алия БОРОВИК (Минск)

Гетто на оккупированной территории Белоруссии в 1941-1944 гг.

К началу сентября 1941г., на всей территории республики оккупанты начали устанавливать «новый порядок», сутью которого был принцип: «…другие народы … нужны нам как рабы для нашей культуры… Все остальное нам безразлично… Истребление еврейского народа стоит в нашей программе. Искоренение евреев, истребление их – мы делаем это…» [1, 19]. «Новый порядок» представлял собой целенаправленный план геноцида и грабежа материальных и культурных богатств страны.

Проводя в жизнь идеи «чистоты арийской расы» и «освобождения жизненного пространства для немецкой нации», нацисты создали на территории Белоруссии невиданную доселе систему концентрационных лагерей и тюрем, где без определения сроков заключения находились десятки тысяч людей. Всего на территории Белоруссии было свыше 260 лагерей смерти, их филиалов и отделений для военнопленных, гражданского населения, женских лагерей и гетто [6, 132].

Как непререкаемое условие организации «немецкого режима» была введена местная трудовая повинность, на основании которой к работе привлекалось все население в возрасте от 18 до 55 лет, а при необходимости возрастные рамки расширялись от 15 до 65 лет. За уклонение от трудовой повинности предусматривались тяжелые наказания, вплоть до смертной казни. Таким же бесчеловечным оказалось и создание режимов гетто, предназначенных для социальной изоляции и последующего уничтожения евреев с целью полного изъятия у них накопленного имущества и ценностей, а также во исполнение гитлеровской программы «чистоты расы».

1. Организация гетто. Гетто «открытые» и «закрытые»

В структуре оккупационного режима изоляция евреев от остального населения занимала особое место. «Все права на свободу должны быть отняты у евреев, они должны помещаться в гетто и в то же время должны быть разделены согласно полу» [1, 13]. При создании гетто активно использовался «польский опыт», который нацисты обрели в течение двух лет после начала Второй мировой войны: там места компактного содержания евреев размещались в городах, районных центрах и местечках вблизи железных дорог. Туда также переселяли уцелевших после акций уничтожения евреев из сельской местности.

Исследователи не всегда проводят четкие разграничения между различными местами принудительного содержания евреев на оккупированной территории, хотя с точки зрения функции они могут отличаться друг от друга, что влияет на определение общего их числа. Во-первых, это может быть населенный пункт, где евреи живут в обычном режиме до момента депортации или уничтожения. Во-вторых, это может быть официально созданное гетто, окруженное колючей проволокой, с охраной и геттовским самоуправлением (юденратом). В-третьих, это может быть место краткосрочного пребывания людей накануне акций по уничтожению. И наконец, это могут быть рабочие и концентрационные лагеря.

Слово «гетто» итальянского происхождения (от латинского ghetta – пушечная мастерская – то место, где впервые в 1516 г. появился еврейский квартал в Венеции). Этим словом означается часть города выделявшаяся в средние века в странах Западной и Центральной Европы для изолированного проживания евреев. Гетто существовали и ранее в европейских средневековых городах (одно из наиболее ранних было создано в 1280 г. в мусульманском Марокко. Насильственная сегрегация евреев распространилась по всей Европе уже в 14-15 вв. В некоторых городах (главным образом, Восточной Европы) евреев в гетто скапливалось такое количество, что сами гетто начинали представлять собой целые города (например, пражский Юденштадт – «город евреев» или виленский Ерушелаим де лита – «литовский Иерусалим»). Поселение евреев в гетто первоначально было проявлением средневекового корпоративного строя, когда каждая профессиональная или религиозная группа жила обособленно. Впоследствии гетто стало местом принудительного содержания людей [3, 446]. В настоящее время термин «гетто» часто используется для обозначения района города, в котором селятся дискриминируемые национальные меньшинства.

Далеко не всегда гетто представляло территорию, удовлетворяющую всем признакам дефиниции, используемой в Беларуси: «Гетто - часть территории, обнесенная колючей проволокой и охраняемая войсками СС (военизированные охранные отряды нацистской партии) и полицией» [10, 247]. Некоторые местечки были незначительного размера, евреев в них проживало немного, и эти местечки не обносились колючей проволокой, их не охраняли, в них не создавались юденраты, в результате их не всегда причисляют к созданным оккупационными властями гетто. Это объясняет, почему в разных источниках можно обнаружить разное число гетто на территории республики.

В отличие от рабочих лагерей, в гетто узники содержались независимо от степени их пригодности к труду и семейного положения. Срок проживания и выполнение трудовых функций важен для разграничения понятия «гетто» от иных форм принудительного содержания узников.

Для осуществления мероприятий, связанных с оперативным переселением евреев в гетто, в каждом городе назначался еврейский совет (юденрат). Формально работа еврейских советов была связана с оказанием социальной помощи, организацией медицинского обслуживания, созданием новых рабочих мест, что создавало у узников и депортированных в гетто извне надежду на выживание. Реально же юденрат отвечал за полное и точное выполнение всех распоряжений германских властей и персонально отвечал за полную и точную перепись еврейского населения по полу, возрасту, профессиональному признаку, за размещение прибывших евреев, направление определенного количества людей для ежедневных принудительных работ, а также за подготовку контингента депортируемых в другие лагеря или на уничтожение.

Условно гетто можно разделить на два основных типа: «открытое» и «закрытое». Первый из них (без физической изоляции евреев в охраняемом квартале или помещении) носил временный характер – до уничтожения либо до переселения в «закрытое» гетто, депортации или отправки в трудовые лагеря. Узники «открытого» гетто чаще всего оставались в своих домах или квартирах, где проживали вместе с семьями. В некоторых случаях они переселялись в неогороженную и неохраняемую часть населенного пункта. Туда же иногда переселяли евреев из других, как правило, небольших по численности еврейского населения, населенных пунктов.

Изоляция еврейского населения в данном случае была лишь частичной и выражалась в ограничении свободы передвижения в пределах населенного пункта. Нередко возможность передвигаться по населенному пункту можно было лишь при необходимости выполнять распоряжение властей, например для выполнения рабочих функций.

Возвращением к средневековым нормам поведения евреев в городах было введение обязательного ношения опознавательных знаков. В Белоруссии это были круглые «латы» желтого цвета (в других регионах это могли быть шестиконечные звезды желтого цвета или нарукавные повязки с шестиконечными звездами желтого цвета). Латы носились на левой стороне груди и на середине спины. К ним добавлялись латы прямоугольной формы разных цветов: красные – для работавших, зеленые – для неработавших и иждивенцев, белые – с номером дома проживания... » [11, 21].

Для многих авторов и официальных документов условием, при котором можно говорить о существовании гетто, было только сочетание большинства указанных выше факторов (за исключением отметок в документах и маркировки жилищ, что проводилось далеко не везде). Создание «открытого» гетто чаще всего рассматривается как первый этап (нередко единственный) по физической изоляции еврейского населения перед уничтожением.

Накануне ликвидации (или депортации) узников «открытых» гетто чаще всего собирали в определенном месте на срок от нескольких часов до нескольких недель. Концентрация населения проводилась в каком-либо здании либо на площади (иногда за пределами населенного пункта). Это осуществлялось для проведения необходимых подготовительных мероприятий (изъятие всех ценностей, рытье могил, ожидание приезда зондеркоманды и т.д.) и предотвращения случаев побега. Как правило, пребывание в таких местах концентрации было достаточно кратким.

«Открытые» гетто создавались в зоне как военной администрации (здесь узников не предполагалось надолго оставлять в живых, поэтому их концентрация проводилась накануне уничтожения), так и гражданской. В зоне гражданской администрации этот тип гетто был переходным. В таком виде «открытые» гетто существовали, за редким исключением, от нескольких недель до нескольких месяцев и даже года. Важными факторами при этом были значительная доля евреев в местном населении и компактность их проживания, а также сравнительно небольшие общины по размеру, позволяющие малочисленным полицейским формированиям контролировать проблему бегства.

Создание «закрытых» гетто предполагало переселение всех евреев (за некоторым исключением в ряде мест для членов юденрата, врачей и ремесленников) в определенный квартал, улицу или дом. Сроки переселения, как правило, устанавливались от одних суток (порой нескольких часов) до нескольких дней. Ускоренные сроки переселения и жесткие ограничения в перемещении в гетто предметов первой необходимости (мебели, посуды, одежды, другой домашней утвари, продовольствия) создавали предпосылки для резкого ухудшения положения узников.

Внешним признаком «закрытого» гетто становилось его ограждение колючей проволокой, кирпичной стеной или глухим деревянным забором. Вход и выход из гетто мог быть осуществлен только через один или несколько пропускных пунктов, которые охранялись с внешней и внутренней стороны. Принимались и дополнительные меры по изоляции еврейского населения: воздвигались высокие (до 2,5 метра, как в Барановичах) проволочные заграждения и сторожевые вышки (гетто города Гродно), заборы сверху покрывались колючей проволокой, вокруг гетто устанавливались особые десятиметровые зоны, в которых сносились все объекты и запрещались строительство, складирование товаров, посадка деревьев и кустарников.

Гетто обычно создавались на окраинах населенных пунктов или в самых непригодных для жилья районах, улицах или помещениях. Они могли иметь двойную охрану (еврейскую «службу порядка» с внутренней стороны и местных полицейских по другую сторону ворот гетто). В зоне военной администрации охрану гетто обычно несли только местные полицейские.

Создание «закрытого» гетто было обусловлено экономическим фактором: ужесточением контроля за обеспечением дешевой или бесплатной рабочей силой производств и мастерских как внутри, так и за пределами гетто; увеличением продолжительности рабочего дня за счет сокращения времени на доставку узников к месту работы. Но, по существу, основным мотивом создания такого типа гетто было, согласно идеологической программе «высшей расы», уничтожение еврейского этноса. Это осуществлялось путем создания условий физического вымирания нетрудоспособного еврейского населения (при отсутствии всех средств существования и изолированности от внешнего мира узники были обречены на гибель в кратчайшие сроки) в сопровождении чудовищных погромов с массовыми расстрелами как на территории гетто, так и в лагерях смерти, сооруженных, как правило, за городом, в местах проведения «работ» [8, 229-278].

Гетто в Беларуси

Восточные районы Белоруссии в 1941 году составляли прифронтовой тыл вермахта. Его безопасность достигалась путем истребления т.н. «нежелательных элементов», поэтому очищение оккупированных советских территорий от евреев началось с восточных районов в сторону запада [11, 21].

На оккупированной территории Белоруссии к осени 1941 г. нацисты создали более 250 гетто в 4 зонах оккупации. Только в Западной Белоруссии было организовано 211 гетто. Среди них самым многочисленным было гетто в Белостоке (свыше 50 000 узников), созданное 26 июля 1941 г. и просуществовавшее до августа 1943 г. Его площадь занимала четверть города. В Гродно с ноября 1941 года начали существовать два гетто, действовавшие по март 1943 г. Около 20000 человек было отравлено в лагере уничтожения (Колбасино, Лососна, форт 2) .

На юге Белоруссии, было создано более 40 гетто. Самые крупные из них были в Пинске и Бресте. В частности, в Бресте было зарегистрировано около 27 000 узников гетто. Оно просуществовало до середины октября 1942 г. Все узники были уничтожены в урочище Бронная Гора Березовского района Брестской области вместе с 30000 советских граждан разных национальностей [10,67]. Из 25000 евреев Пинска в мае 1942 г. около 20000 были переселены в «закрытое» гетто -- одно из последних по времени создания.

Интенсивно создавались гетто в течение лета -- начала осени 1941 года в Центральной и Восточной Белоруссии. В небольших населенных пунктах они служили для концентрации еврейского населения и его уничтожения, а также переселения части узников в более крупные гетто. В Орше гетто было организовано в сентябре (около 3000 узников) и ликвидировано в конце ноября 1941 г. Несколько месяцев провели в четырех гетто 4000 евреев Гомеля, расстрелянных 3-4 ноября 1941 г. [10, 43].

Тенденция концентрации еврейского населения в средних и крупных городах наблюдалась и в западных областях Белоруссии. Обычно переселялись отдельные семьи. Однако это распоряжение касалось иногда и еврейских общин численностью нескольких сотен человек. Так в Западной Белоруссии оккупанты пытались создать еврейский город в г. Пружаны, Брестской области, куда было переселено свыше 6,5 тысячи евреев из 14 населенных пунктов (включая 4,5 тысячи из Белостока). Весной 1942 г. в гетто Новогрудка переселили пять с половиной тысяч человек. Для западных районов Белоруссии было характерно создание иного варианта изоляции. Формально гетто не создавалось, но еврейское население (после регистрации и соответствующего обозначения, а также создания еврейских советов) интенсивно использовалось на принудительных работах и, главное, фактически было лишено свободы передвижения (запрет передвигаться вне рабочих колонн, появляться в определенных кварталах и даже покидать свои дома). Такая ситуация сохранялась (за некоторым исключением) до конца 1941 - начала 1942 гг.

Территория республики была расчленена оккупантами на несколько зон. Это предопределило различные темпы уничтожения жителей различных регионов. Восточная часть республики оказалась в военной зоне оккупации, и евреи здесь почти полностью были уничтожены до февраля 1942 г. Создание гетто имело целью, прежде всего, концентрацию жертв Холокоста накануне казни. На территории Западной Белоруссии еврейское население оставалось в живых еще более года. Многие гетто здесь были созданы несколько позднее других регионах. Их уничтожение произошло летом—осенью 1942 г.

Ликвидация гетто на территории Беларуси проходила более быстрыми темпами, чем в России и Украине. Она означала полную ликвидацию (физическое уничтожение) содержащихся в нем узников. В основном гетто были ликвидированы уже к концу 1941 г. Так, гетто Витебска было создано в конце июля 1941 г., в начале сентября витебское гетто стало «закрытым», массовые расстрелы еврейского населения были проведены осенью 1941 года, (уничтожено около 20000 человек). Ликвидировано гетто было 8-10 октября 1941 г. под предлогом «опасности эпидемии», юденрат был уничтожен в конце 1941 г. Некоторые гетто просуществовали относительно долго (в Барановичах -- с декабря 1941 года до декабря 1942 года, в Минске – до декабря 1943 года)

Последними были уничтожены евреи-специалисты и члены их семей, оказавшиеся в рейхскомиссариате «Остланд» и в Восточной Пруссии. Они не переводились, в отличие от Латвии и Литвы, в концентрационные лагеря. Причиной ликвидации гетто и одним из объяснений такого решения в документах оккупационных властей называлась необходимость подобных действий в связи с ростом партизанского движения. Подтекстом являлась также месть за активизацию партизанского движения. И в этом была доля истины, ибо благодаря связям с местными подпольными организациями и партизанскими отрядами часть узников сумела не только спастись, но и принять участие в партизанском движении. Однако реально этот фактор носил вторичный характер относительно расовых целей нацистов.

Трагедия минского гетто

Немцы оккупировали город Минск 28 июня 1941 года. Всего к началу оккупации в Минске находилось около ста тысяч евреев. Первое гетто было создано распоряжением полевого коменданта от 19 июля 1941 г., но юденрат был создан еще в начале июля, так как первым его заданием стала организация переписи для переезда в гетто На переселение отводилось пять дней, однако фактически оно продолжалось до начала августа. Это было второе крупное по численности (более 80 000 узников) гетто в пределах советской границы. Лишь львовское гетто насчитывало большее число узников. Эти два гетто входят в число наиболее крупных мест принудительного содержания евреев Европы.

«Есть основания считать, что в годы войны в Минске было 4 гетто… Четвертое-это «зондергетто» (часть гетто по улицам Сухой и Обувной). Здесь были помещены евреи, депортированные нацистами из стран Западной и Центральной Европы. Зондергетто существовало с ноября 1941 года по сентябрь 1943 года» [5, 180]. Таким образом, в одном гетто оказались представители трех разных групп еврейского населения, каждая со своим родным языком (русским, идишем и немецким). Среди евреев рейха было немало ценных специалистов, а также людей, способных выполнять тяжелую физическую работу. Знание языка и контакты с немецким административным персоналом разного уровня давали им определенный шанс на спасение, но, как показали дальнейшие события, он оказался призрачным. Всего через минское гетто прошло около 20 000 евреев рейха, большинство из которых уничтожалось вскоре после прибытия

С первых дней создания гетто начался грабеж его обитателей. Юденрату было приказано собрать с еврейского населения большое количество золота и серебра, а также изъять некоторые вещи (постельное белье, матрацы). После первого сбора последовал второй, уже требовали деньги. Чтобы заставить узников выполнить требование, немцы арестовали большое количество мужчин в качестве заложников. И в зависимости от того, как сдавали вещи, часть заложников выпускали из тюрьмы, а часть расстреливали.

Уничтожение евреев началось уже в июле 1941 года, когда меньше чем за два месяца было убито 1100 человек, в августе уничтожено 916, а в сентябре-330. Акции проводились по заранее разработанному плану. Выкапывали рвы, к которым сгоняли людей, и хладнокровно убивали. Наиболее усовершенствованным орудием истребления являлись душегубки. Но самым изощренным орудием массового истребления были погромы. В истории минского гетто их насчитывалось более десяти, но наиболее массовых -- шесть.

7 ноября 1941 года рано утром немцы и полицейские окружили часть гетто и выгоняли людей из домов, а затем партиями увозили в район д. Тучинка и там расстреливали. «Так было выброшено на улицу до тридцати тысяч человек… Чтобы оправдать свои преступления, немцы инсценировали революционную демонстрацию… Живых людей укладывали в огромную яму по одному человеку в ряд. Сверху, как из брандспойта, их поливали автоматными очередями, потом на убитых и раненых укладывали новую партию и также расстреливали» [8, 240].

20 ноября 1941 года был нанесен второй удар по гетто, в результате погибло 7000 человек. Во второй половине ноября в Минск были доставлены первые партии евреев из Германии, Вены, Чехословакии. В мае 1942 года началось уничтожение депортированных в Минск европейских евреев.

Третий погром начался 2 марта 1942 года в 10 часов утра. Рабочие колоннами отправлены на работу, а оставшихся людей уничтожили прямо в домах и на улицах. Вернувшихся с работы эшелонами отправили в район станции Койданово и там расстреляли. Всего за первых два дня марта погибло 5000 узников.

Начавшийся 23 марта 1942 г. четвертый погром продолжался четверо суток. Людей увозили на машинах в Тростенец и там уничтожали. Издевательства над людьми продолжались не только во время погромов. Так, в апреле 1942 г. был отдан приказ: все жители гетто должны являться по воскресеньям к 10 часам к зданию юденрата. Там их заставляли петь и танцевать, снимая все это на фотопленку.

28-31 июля 1942 года произошел очередной страшный погром. Людей в душегубках отвозили в район д. Малый Тростенец и там убивали. А в это время фашисты и полицейские расправлялись с людьми в самом гетто. В эти ужасные дни были уничтожены детский дом, дом инвалидов, больница. Погибло около 30000 человек.

С июня 1943 года начали уничтожать рабочие команды. Под видом отправки на работу их отвозили к местам убийства. Только совсем маленькая группа специалистов оставались работать на радиозаводе.

21-23 октября 1943 года в Тростенце были уничтожены последние узники (кроме 500 квалифицированных рабочих). На самой территории гетто осталось в живых 13 человек, которые спрятались в подвале одного из домов возле еврейского кладбища.

Ликвидация гетто в конце ноября – декабре 1943 г. проводилась следующим образом: «…евреев выселяли сначала из одного квартала. Освободившийся квартал исключался из гетто. Проволочные заграждения перемещались к следующему кварталу. И так квартал за кварталом выключался из пределов гетто, которое становилось все меньше и меньше» [8, 243].

Минское гетто просуществовало около 27 месяцев, что также было уникально для гетто на территории СССР. Число погибших составляло около 100000 человек. О числе выжавших в Минском гетто нет точных данных. Известно лишь, что под одной из печей хлебопекарни на территории гетто прорыли подземный ход длиною в 180 метров с выходом в двор за пределами гетто. Выход был замаскирован большим мусорным ящиком. Через этот «тоннель» и прошли сотни евреев, убежавшие к партизанам [8, 243]. Летом 1943 года 3000 узников были вывезены в лагерь возле Люблина, но дальнейшая их судьба не известна. В июле 1944 года, после освобождения Беларуси, около 5000 евреев, в том числе и бывших узников Минского гетто, вернулись в город из партизанских отрядов.

Вторая мировая война – один из самых трагических периодов истории еврейского народа. Треть народа, около 6-ти миллионов евреев, было уничтожено фашистской Германией и ее союзниками. Страшна была судьба всех народов Европы, порабощенных гитлеровцами, но Катастрофа еврейского народа по своей сути и последствиям несопоставима с остальными злодеяниями: народ был обречен на полную физическую ликвидацию. Евреи, оставшиеся на оккупированной территории, организовывали, по возможности, гитлеровцам сопротивление. Как в гетто, так и по месту работы организованных рабочих команд действовали подпольные группы. Подпольная работа в гетто была направлена на предотвращение паники, организацию по радиоприемникам передач из Москвы, налаживанию связей с партизанами, организацию побегов из гетто. И только белорусские леса, партизанские отряды были в период Великой Отечественной войны «землей обетолванной» для евреев, где в едином строю борцов против фашистских оккупантов они приближали Великую Победу.

Библиография.

1. Judenfrei! Свободно от евреев! История минского гетто в документах. Минск, «Асобны дах», 1999, 19. --

2. Биргер. Труди. Завтра не наступит никогда. Спб.,2001.

3. Большая Советская Энциклопедия (В 30 томах). Изд. 3-е. Т. 6. М., «Советская энциклопедия», , 1971.

4. Дан Михман. Гидеон Грайф. Катастрофа европейского еврейства, ч.4.Еврейские лидеры и еврейское сопротивление. Изр., Открытый университет.1995.

5. Иоффе Э.Г. По достоверным источникам. Евреи городов Беларуси. Мн., 2001.

6. Иоффе Э.Г. Страницы истории евреев Беларуси. Мн., 1996.

7. Мышанка Давид. Кому жить и кому умереть. Из Барановичского гетто. М.,2002.

8. Неизвестная черная книга. Иерусалим, 1993.

9. Рубенчик Абрам. Правда о Минском гетто. Телль - Авив.,1999.

10. Справочник о немецко-фашистских лагерях, гетто и других местах принудительного содержания на временно оккупированной территории Белоруссии в годы Великой Отечественной войны 1941-1944 гг. Сост.В.И. Адамушко.Мн.,2001.

11. Трагедия евреев Белоруссии в 1941-1944гг. Под ред. Р.А.Черноглазова. Мн., 1997.

© 2008-10 Homo Liber