Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


Известная «неизвестная»

Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации



счетчик посещений html counter wildmatch.com

Марат Ботвинник (Минск)

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ХОЛОКОСТА НА ГРОДНЕНЩИНЕ. К портрету профессора Якова Мараша.

-- 1 --

Яков Наумович Мараш (1917-1990) -- известный белорусский историк, профессор Гродненского государственного университета. Коренной житель Гродно, Я.Мараш всю свою жизнь посвятил этому городу, его истории, организации в нем народного образования и просвещения.

Закончив в 1936 г. Гродненскую гимназия, поступил на историческое отделение гуманитарного факультета Виленского университета, одного из самых авторитетных учебных заведений Европы. Три года провел Я.Марош в Вильно, и это были весьма непростые годы, последние перед началом Второй мировой войны. Фашизм завоевывал все новые и новые позиции, его сторонников в европейских странах становилось все больше и больше. Рос и без того сильный традиционный антисемитизм. Для студентов-евреев (а в университете это был каждый седьмой студент) эти годы были годами борьбы за свои права, честь и достоинство.

В 1936-1937 гг. молодежные фашистские организации Литвы попытались изгнать евреев из университета. Одной из дискриминирующих акций было введение решением ректора так называемого "скамеечного гетто": для студентов еврейского происхождения в аудиториях отводились особые места с левой стороны зала. В знак протеста против откровенного расизма еврейская молодежь вообще отказалась от "сидячих" мест и все занятия проводила стоя у стены или окна с левой стороны аудитории. Еврейских студентов поддержали несколько профессоров и часть студентов университета.

В 1939 г. в Виленком университете был закрыт исторический факультет, студенты были переведены в Львовский университет, где Я.Мараш и получил свой диплом. Далее последовала педагогическая деятельность, увлечение краеведением, создание школьных музеев, просветительство.

Из эвакуации Я.Мараш вернулся в Гродно, начал преподавать латынь и всеобщую историю в Гродненском педагогическом институте. От преподвания истории его, впрочем, вскоре освободили по причине "неправильного освещения некоторых вопросов с точки зрения методологии" -- именно так и было написано в приказе.

Все родные, близкие и друзья Я.Мараша, в том числе отец, мать, брат и две сестры [1], погибли в годы оккупации.

Тогда и возникла у молодого ученого мысль серьезно заняться историей геноцида евреев годы оккупации. Как историк-профессионал Я.Мараш понимал, что без ознакомления с документальным материалом серьезную работу сделать невозможно, и хотя у него был пресловутый "допуск" в архив, нужные ему документы (как советские, так и немецкие) находились под грифом "совершенно секретно".

История Холокоста в те времена всячески замалчивалась, затемнялась и практически на должном научном уровне не изучалась. События и факты уничтожения еврейского населения Беларуси почти не находили освещения в научной, учебной и периодической печати. Воплотить в жизнь задачу освещения трагической судьбы гродненского еврейства, полностью уничтоженного в марте 1943 г., оказалось весьма непросто. Однако постепенно архивы стали открывать ему свои тайны, и большая статья о Гродненском гетто все же была написана. Поднял Я.Мараш вопросы жизни и смерти и других концентрационных лагерей и гетто Гродненщины. К сожалению, некоторые работы Я.Мараша по Холокосту вышли уже после смерти автора.

Яков Наумович Мараш жил в невероятно сложное время, когда историческая наука в Беларуси находилась под тяжелым прессом цензуры и всевидящего ока партноменклатуры. Под особым контролем находилось все, что касалось освещения "еврейского вопроса", и в этом смысле изучение темы Холокоста еще в то время, когда об этом и говорить вслух было непросто, было его научным подвигом.

-- 2 --

История города Гродно и, в целом, история Гродненщины, всегда была в центре особого внимания и научных интересов профессора Я.Мараша, и как только нужные ему архивы оказались доступны, работа немедленно началась.

Вначале к теме истории гитлеровского геноцида на

Гродненщине Я.Мараш привлек студентов -- участников научно-краеведческого кружка, которые написали ряд серьезных работ. Одной из лучших была статья Н.Оскирко "Злодеяния гитлеровских захватчиков на территории Гродненской области в годы Великой Отечественной войны", в которой автор собрал большой архивный материал [2]. Гитреровскому оккупационному режиму были посвящены еще несколько докладов и сообщений участников кружка. Подобные исследования планировались, а их выполение обеспечивалось, благодаря активной и непосредственной помощи руководителя кружка [3].

Тема истории Второй мировой войны была одной из приоритетных тем в творчестве Я.Мароша. Она глубоко запала ему в душу и сердце, повлияла на его мировоззрение, и он постарался свое восприятие передать молодежи, жившей в совсем иную эпоху. Изучение войны и гитлеровского попрания гуманистических принципов жизни всегда было одним из направлений исследовательской деятельности научного кружка.

Статья Я.Мараша "Гродненское гетто", вобравшая в себя значительный фактический материал, была опубликована в нескольких номерах газеты "Гродненская правда" [4] уже тогда, когда автору оставалось жить совсем немного и времени для доработки уже не оставалось. Дело в том, что самых нужных данных для такого материала автору не хватало: отсутствовали сведения о количестве погибших в отдельных погромах в Гродно; не все было ясно с депортацией евреев из Белостокского генерального округа, куда входила Гродненщина; сколько в Гродно оказалось узников из Западной Европы; не доставало материала о сопротивлении в гетто, о деятельности юденрата. Но главное было сделано: была "открыта тема", к ней было привлечено внимание общественности.

По замыслу нацистов, уничтожение еврейского населения Гродненщины должно было происходить частично на территории Белостокского генерального округа, а частично -- лагерях смерти генерал-губернаторства (Освенцим, Сабибор, Треблинка). На окупированной территории велась оголтелая антисемитская пропаганда. Евреев, прежде чем их уничтожить, использовали как источник рабской рабочей силы: была установлена трудовая повинность, и все евреи -- от 16 до 60 лет -- должны были трудиться на германский рейх без оплаты труда [5]. После поражения немцев под Москвой машина уничтожения несколько приостановила свою работу: требовалось участие в трудовом процессе новых рабочих сил. Особенно это коснулось квалифицированных работков.

Однако еще в начале июля 1941 г. в Гродно появилась группа гитлеровцев, в задачу которой входило уничтожение наиболее известных представителей еврейской интеллигенции. Они потребовали списки этих людей, а затем, используя полученные сведения, вывезли и расстреляли 80 человек -- педагогов, художников, музыкантов и др. Это было и акцией устрашения, и показатель страха оккупантов перед сопротивлением, которое могли инициировать эти авторитетные члены общины [6].

-- 3 --

Условия жизни в гетто были тягостны и унизительны. Евреи должны были носить на одежде особые отличительные знаки: сначала это были белые повязки с голубой шестиконечной звездой на левом рукаве, желтые латы на груди и спине. Указания нацистов доводил до узников юденрат, в который вначале вошли 10 человек, а затем к ним было добавлено еще 14. Во главе юденрата был бывший директор гимназии Бравер [7].

В городе было два гетто: N1 на 15 тыс. узников -- в районе Скидельской площади (центральный вход -- со стороны улицы Замковой) и N2 на 10 тыс. узников (район улицы Переца -- бывшая Слободка). К 1 ноября 1941 г. формирование гетто было завершено. Вся полнота власти была в руках гестапо. Начальником гетто N1 был Визе, гетто N2 -- Стреблев. Они лично расстреливали евреев. Из показаний свидетелей известно, что Визе два раза в день менял обрызганную кровью одежду. Не менее тысячи узников были расстреляны на старом еврейском кладбище [8]. В ночь на 1 ноября 1942 г. гитлеровцы окружили гетто. Позднее стало известно, что в этот день евреи из близлежащих местечек были отправлены в пересыльный лагерь Колбасино.

Имеются довольно точные сведения немецкой гражданской администрации, что до 1943 г. из Гродно вывезли 20577 евреев [9]. Какое-то количество из них, безусловно, оказалось в лагере Колбасино, так как гитлеровцы не могли в то время их перевезти в лагеря смерти в генерал-губернаторство (Польша). Документы говорят о том, что к осени 1942 г. в Шталаг 353 попадало только еврейское население. Через этот лагерь в Колбасино прошло 36 тысяч военнопленных и евреев, из них 18 тысяч человек убиты карателями или умерли от голода, издевательств и пыток. Однако есть и другие сведения, что в декабре 1942 г. в этот лагерь привезли около 30 тысяч евреев из местечек Белостоцкого округа (Гродненской и Белостоцкой областей Беларуси), из которых около 27000 человек в течении недели вывезли и уничтожили, а 3000 загубили позднее, после перевода в Гродненское гетто N1.

Комендантом лагеря Колбасино был гестаповец Рингцлер. Он выстраивал шеренгу заключенных, прежде всего представителей интеллигенции, и тут же на виду у всех часть из них расстреливал. За день начальник лагеря уничтожал 30-40 человек. Трупы оставались лежать сутками. Хоронили их в соседнем лесу.

Узники шталага 353 жили в землянках, мужчины отдельно от женщин. Родственникам и близким не разрешалось общаться. Каждый из узников получал по 150 граммов эрзац-хлеба и похлебку из гнилой капусты. Вскоре вспыхнули эпидемии дизентерии и тифа. В лагере участились случаи самоубийства [10].

А 12 февраля 1943 г. начальник гетто N1 Визе приказал юденрату выделить 400 человек для работы за пределами гетто. Но такого количества мужчин уже не могли набрать (гитлеровцы уничтожали в первую очередь мужчин), поэтому пришли и женщины. Визе и Стреблев дали команду своим подручным загонять людей в большую синагогу. Женщины пытались бежать, но их расстреливали. Тогда вывели работников юденрата и квалифицированных рабочих. Визе собственноручно застрелил председателя юденрата Бравера. Оставшихся в живых (около 2,5 тысяч человек) вывезли в Треблинку, в лагерь смерти [11].

После ликвидации юденрата гестаповцы уничтожили начальника еврейской полиции гетто Серебрянского (его Я.Мараш характеризует как человека без чести и совести). Уничтожено Гродненское гетто было 12 марта 1943 г. Гродно, по заявлению гитлеровцев, было "свободно от евреев". Половина населения города перестала существовать [12].

-- 4 --

Я.Мараш сумел привлечь внимание своих учеников к такой важной для истории евреев Гродненщины и истории Беларуси теме, как фашистский геноцид евреев в годы 2-ой мировой войны. Заметим, что такие темы долгое время не изучались и их актуальность требовалась еще разумно и упорно доказывать.

Я.Мараш доверял ученикам настолько, что позволял им пользоваться своими наработками и исследовательским материалом (даже в рукописи). Рукопись своей статьи он предоставил М.Я.Савоняко, которая в то время была аспиранткой БГУ. Он же помог ей выбрать и тему для диссертациии, которая была тесно связано со всей проблематикой, которой занимался он сам.

Дальнейшая (после Я.Мараша) разработка темы истории гибели узников двух гетто в Гродно принадлежит именно ей -- ученице профессора М.Я.Савоняко. Она, используя документальные материалы своего Учителя, внесла определенный вклад в изучение этой сложной проблемы: изучила деятельность юденрата, уточнила многие события, связанные с существованием гетто в Гродно и Шталага 353 в Колбасино.

Следует однако отметить, что коротко описав деятельность подполья в гетто, М.Савоняко сдела ошибочное заключение о том, что подпольщики не вели активной борьбы [13]. Эту тему достаточно осветил в последующих статьях Я.Мараша и его соавторы [14].

Ученики Я.Мараша продолжали использовать любые возможности для того, чтобы опубликовать документальные материалы, собранные профессором, раскрывающие преступления гитлеровцев и полицаев в годы войны на Гродненщине.

В 1993 г. вышла книга "Памяць. Гiсторыка-дакументальная хронiка Гродзенскага расна", в которой помещена статья

Я.Мараша и Ф.Китаевой "Фабрыкi смерцi". В ней авторы описывают зверства гитлеровцев в пересыльном лагере возле деревни Колбасино, о создании концентрационных лагерей гетто в местечках Гродненского района, о лагере смерти в фортах возле деревень Загораны и Науновичи. Безусловно, этот материал был достоин публикации в таком мемориальном республиканском издании [15].

Статья Я.Мараша "Гродненское гетто" была еще трижды опубликована, но уже в соавторстве с бывшем директором Государственного архива Гродненской области А.Плешевеней. Опубликованы они были на белорусском языке; в каждую была внесена дополнительно новая информация, проведена редакторская правка. Первая из них вышла в юбилейной книге "Гродна у гады Вялiкай Айчыннай вайны (1941-1945 гг.).

Да 50-годдзя Вялiкай Перамогi", изданной в областном центре в 1995 году [16].

Не обошлось без ошибок (неверно приведен год рождения Мараша; согласно архивным данным, дата его рождения -- 7 января 1917 г. [17]). Поздне статья была перепечатана с некоторыми дополнениями и редакторской правкой в книге "Памяць. Гродна", которая вышла в 1999 году [18]. Правки внес ученик Мараша - Э.Ярмусик.

Ошибка в тексте, не замеченная Э.Ярмусиком (место массовой гибели литовских евреев называется Понары [19]), позднее была тиражирована и в книге "Евреи Гродно" [20].

Работы профессора Я.Мараша по геноциду евреев Гродненщины не раз использовались в публикациях различных авторов [21], в том числе сына профессора, Ильи Мараша. Еще в бытность студентом истфака Гродненского пединститута (1968) И.Мараш успешно выступил на 2-ой Республиканской научной студенческой конференции по проблемам общественных наук с докладом "Немецко-фашистский оккупационный режим на Гродненщине в 1941-1944 гг." [22]. Не оставил эту тему

И.Мараш и в последующем. Работая в архивах, в том числе в архиве института Яд-Вашем (Иерусалим), он издал том документов, относящихся к гитлеровскому оккупационному режиму в Гродно, созданию и уничтожению Гродненского гетто [23]. Позднее И.Мараш стал автором работ, касающихся истории еврейской полиции в гетто, судьбы еврейского имущества после погромов, еврейских гетто в административном оккупационном округе Белосток.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). Ф.205, оп.10, ед.хр.485, л.53.

2. Мараш Я.Н. Студенческий научно-исследовательский кружок. Мн., 1989, с.80.

3. Там же, с.88.

4. Мараш Я. Гродненское гетто // Гродненская правда, 1990, 24, 30 октября, 1 ноября.

5. Гродненская правда, 1990, 24 октября.

6. Там же.

7. Там же.

8. НАРБ. Ф.845, оп.1, ед.хр.8, лл.19, 22.

9. НАРБ. Ф.861, оп.1, ед.хр.7, л.8.

10. Гродненская правда, 1990, 1 ноября.

11. Там же, 24 сентября.

12. Там же, 1 ноября.

13. Савоняко М.Я. Гродненское гетто // Веснiк БДУ. 1992, N2, сер.3. с.21.

14. Памяць. Гродна. 1999, с.385-387, 406.

15. Памяць. Гродзенскi расн. Мн.,1993, с.165-167.

16. Мараш Я.Н., Плешевеня А.М. Гродненскае гета // Гродна у гады Вялiкай Айчыннай вайны (1941-1945 гг.). Гродна, 1995, с.87-92.

17. НАРБ. Ф.205, оп.10, ед.хр.485, л.53.

18. Памяць. Гродна. Мн., 1999, с.381-391.

19. Там же, с.384.

20. Евреи Гродно. Очерки истории и культуры. Гродно, 2000, с.63-72.

21. См., в частности: Ботвинник М.Б Памятники геноцида евреев Беларуси. Мн., 2000, с.240-242.

22. Мараш И. Немецко-фашистский оккупационный режим на Гродненщине в 1941-1944 гг. // Первые шаги в науку. Мн., 1969, кн.1, с.81-91.

23. Dokuments concerning the destruction of jews of Grodno. 1941-1944. Tel-Aviv, 1993, Vol. VI, 670 p.

© 2007 Homo Liber