Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


Известная «неизвестная»

Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации



счетчик посещений html counter wildmatch.com

Аркадий ЛЕЙЗЕРОВ (Минск)

ГЕНОЦИД БЕЛОРУССКОГО ЕВРЕЙСТВА ГЛАЗАМИ НЕМЕЦКИХ ОПЕРАТИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ

Введение

В немногочисленных публикациях о геноциде евреев, вышедших в свет в бывшем СССР, основное внимание обычно уделялось описанию массовых казней евреев. При этом вне поля зрения авторов оказывалась практика убийств отдельных лиц и небольших групп вне гетто -- как до их создания, так и после. Ставшие недавно доступными документы, находившиеся в архивах,-- сводки полиции безопасности и СД, иные немецкие документы -- свидетельствуют о том, что казни евреев начались буквально в первые дни войны, за несколько недель до создания гетто. Думается, те сведения, которыми мы сегодня располагаем, открывают нам лишь небольшой фрагмент общей картины происшедшей трагедии. Опираясь только на немецкие документы, мы вряд ли получим исчерпывающую картину о числе погибших от рук палачей, но игнорировать их мы, тем не менее, не должны.

Первые гетто появились на территории Белоруссии в конце июля -- начале августа 1941 г. Общее их число до сегодняшнего дня не определено, что является предметом спора многих исследователей. Гетто были созданы далеко не во всех городах и поселках (местечках). Казни подвергались евреи вне зависимости, проживали они в гетто или оказывались вне его. Огромное количество евреев двигалось по дорогам в поисках пристанища и спасения, бежав из гетто, оставшись без жилья в результате бомбежек и боевых действий или просто оказавшись в зоне оккупации при попытке эвакуироваться.

Как известно, до войны немало евреев Белоруссии проживало в деревнях. В ряде случаев немцы не переселяли это еврейское население в гетто, находившиеся поблизости: их оставляли по месту жительства, устанавливая лишь соответствующий режим, сопровождавшийся различными ограничениями, которые чаще всего носили откровенно издевательский характер. При этом сами немцы вместе с местными полицаями занимались поборами, грабежами. Казни евреев, проживавших в деревне, проводились там же. Не было рвов, не было цепей полицейских. Зачастую расстрел проходил в соседнем дворе, на этой же улице.

Приведенные в настоящей публикации факты взяты из сообщений и сводок полиции безопасности и СД, составлявшихся регулярно в Берлине на основе информации, поступавшей с мест. Они не нуждаются в комментариях. Они нуждаются только в одном -- в прочтении. (Здесь и далее использованы материалы 1941 г. В документах, относящихся к 1942 г., сделаны соответствующие пометки.)

"При переходе границы 22 июня захвачены 1000 евреев-беженцев" (сообщение N1 от 23 июня) [1].

В Скродне (Литва) "проведен расстрел еврейского населения" (сводка от 26 июня). "Литовские партизанские группы за три дня расстреляли несколько тысяч евреев" (сообщения оперативных групп А и В) [2]. "Литовскими партизанскими группами" немцы называли литовских коллаборантов.

В Вильно арестовано 8 тысяч евреев (сводка N10 от 2 июля) [3], а в Гродно (зона действия оперативной группы 9 -- начаты погромы (сводка N13 от 5 июля) [4].

Против евреев в Белостоке, Минске, Барановичах и Вильно проведены мероприятия, характер которых в документах не раскрывается (сводка N17 от 9 июля) [5]. В западной части Минска подожжены деревянные дома, в которых проживали евреи, подлежащие переселению в гетто. Как утверждает автор документа, дома были подожжены самими евреями, в связи с чем "часть евреев ликвидирована" (там же) [6].

При фильтрации в Минске мужского лагеря гражданских лиц и военнопленных "вначале расстреляно 1050 евреев, остальные ежедневно доставляются на экзекуцию" (сводка N20 от 12 июля) [7].

"В Гродно и Лиде в первые дни войны было уничтожено 96 евреев. Отдан приказ активизировать ликвидацию евреев в этих городах. Во всяком случае, проведение необходимых акций будет обеспечено при любых условиях" (сводка N21 от 13 июля) [8].

"Во многих случаях установлено, что евреи бегут в леса, где пытаются укрыться" (сводка N27 от 19 июля) [9]. "Ликвидация продолжается ежедневно" (там же) [10]. "Евреи распространяют о немцах слухи и клевету" (там же) [11]. "Евреи разработали специальную сигнализационную службу, и при появлении политической полиции и безопасности скрываются в лесах и болотах" (там же) [12].

Примечательное замечание содержится в сводке N31 от 23 июля: "Белорусов нельзя спровоцировать на погромы евреев" [13]. Там же сообщается, что началось образование еврейских советов, трудовых колонн евреев в возрасте от 15 до 55 лет, которые используются при разборке развалин, для работы в немецких воинских частях; введены отличительные знаки для евреев [14]. В сводке также утверждается, что в Вильно и окресностях раскрыта подпольная еврейско-польская организация [15].

В Барановичах, начато создание еврейского гетто (сводка N32 от 24 июля) [16]; в Слониме начата акция "против евреев и враждебных элементов, арестовано более 2000 человек, из них 1075 расстреляно" (там же) [17]. В Бресте полиция службы порядка при поддержке отделения оперативной группы "ликвидировала 4435 человек, в том числе 400 русских и белорусов" (иам же) [18]; в Минске ликвидированы "все слои еврейской интеллигенции (кроме медицинских работников)" (там же) [19].

В Витебске за невыход на работу публично расстреляны 27 евреев. "Массовые экзекуции евреев начнутся в дальнейшем" (сводка 34 от 26 июля) [20]. В Ракове и в лесах севернее железнодорожной линии Минск-Крупки расстреляно 12 евреев, которые "во время войны были коммунистическими агитаторами" (там же) [21].

В Западной Белоруссии (где именно, не уточняется) "ликвидировано 3947 человек (в том числе 941 белорус, 1280 русских)" (из отчета полиции безопасности и СД за 28-31 июля) [22].

"Основная часть карательных акций на первых порах была направлена против евреев и еврейской интеллигенции. Белорусы расстреливались только в тех случаях, когда безусловно было доказано , что они являлись партийными функционерами" (из сообщения оперативной группы В) [23]. (Как известно, очень скоро немецкие репрессии были распространены на всех белорусов - участников Сопротивления -- А.Л.).

Привлекает внимание признание одного из авторов донесений, что "в Минске не наблюдается ярко выраженного антисемитизма" (сводка N43 от 22-23 июля) [24]. Именно толерантное отношение местного населения к евреям привело к тому, что массовые репрессии немцы проводили, привлекая полицейские формирования Литвы и Украины.

В Барановичах, Белостоке, Березе Картузской, Борисове, Гродно, Ошмянах, Пинске, Шклове, Вильно, Зельве и ряде других городов были проведены карательные акции против евреев, "были ликвидированы функционеры, активисты из числа еврейской интеллигенции" (там же) [25].

Особый интерес, на наш взгляд, представляет сводка полиции безопасности и СД об участии военнослужащих Вермахта в уничтожении еврейского населения оккупировнных областей: "Последовавшими через Вилейку воинскими частями было расстреляно не все еврейское население. Поэтому был произведен розыск, дополнительно расстреляно лишь 5 человек" (сводка N50 от 12 августа) [26].

В Столбцах "расстреляно еще 76 человек, в основном, из числа активной еврейской интеллигенции" (там же) [27]. "В районе Ошмян ликвидированы 527 евреев" (там же) [28]. "В Витебске ликвидированы 332 еврея" [29].

Основную роль в уничтожении еврейского населения на оккупированных территориях играли части СС, причем нередко в акциях принимали участие строевые части. Их деятельность регламентировалась особыми приказами командования. Об этом, в частности, свидетельствует приказ N8 от 18 сентября 1941 г. по кавалерийской бригаде СС: "В случае, если часть длительное время располагается в населенном пункте, она оборудует еврейский квартал или гетто, --- если не сможет ликвидировать евреев сразу. Само собой разумеется, что при ликвидации евреев следует обращать внимание на то, чтобы не были уничтожены ремесленники". И здесь же о поведении местного населения: "Инсценировать погромы против евреев до сих пор в связи с пассивностью... белорусов оказалось невозможным" [30].

Бесспорный интерес представляет дневник 3-го батальона полицейского полка "Центр". Вот несколько выдержек из этого дневника.

"31 августа. Командование вместе с командирами рот обсуждало план проведения еврейской акции в Минске. Было установлено, что акция начнется 31 августа в 15.30. Для ее проведения была выделена 2-я рота. Во время акции было арестовано около 700 евреев, в том числе 64 женщины. Все были доставлены в тюрьму" [31].

"1 сентября. 9-я рота вместе с СД расстреляла в окрестностях Минска 914 евреев. Расстрел "прошел" без особых происшествий". Среди расстрелянных были 64 женщины. Они были расстреляны за то, что во время акции оказались "без еврейских нашивок" [32].

"16 сентября в деревне Полыковичи, вблизи Могилева, полицейскими батальона были расстреляны "за коммунистическую деятельность 3 русских и один еврей" [там же]. Тогда же 9 рота расстреляла "в деревне Князевичи одного еврея и 8 русских за поддержку партизан" [33]).

"22 сентября в 18 км южнее Могилева, у деревни Барсуки, были "захвачены и расстреляны 4 партизан, трое жен партизан, 5 евреев, три еврейки" [34].

"25 сентября в деревне Княжицы (14 км севернее Могилева) 7-й ротой была проведена акция усмирения, которая проводилась "как учебная в порядке обмена опытом. Подозрительные лица и партизаны не были обнаружены. Обнаружен 51 еврей, в том числе 11 детей, 27 женщин. Совместно с СД расстреляны 13 мужчин и 19 женщин" [35].

День на день у палачей не приходился: могли расстрелять сотни и тысячи, а могли и меньше десятка.

"3 октября 7-ой и 9-ой ротами проведен расстрел 2008 евреев и евреек под Могилевом, вблизи лесного лагеря батальона [36], 7 октября расстреляны за поддержку партизан 7 евреев [37], 9 октября 9 рота расстреляла за поддержку партизан 4 евреев [38], 11 октября в районе Быхова расстреляны 6 евреев [39], 13 октября там же расстреляны как партизаны 8 евреев [40], 26 октября на дороге Могилев-Гомель расстреляны 4 еврея [41]. 22 октября "по просьбе Пропойской полевой комендатуры расстреляны в деревне Краснополье (29 км юго-восточнее Пропойска) расстреляны 121 еврей, 2 коммуниста и 6 русских солдат-партизан" [42].

Вот так и "работали" -- расстреливали безоружных людей, в том числе женщин, стариков, детей. Иногда в сводках приводились мотивы убийства евреев: в сообщении N3 о деятельности полиции безопасности и оперативных групп СД за 1-31 октября отмечалось, что в Бобруйске расстреляно 300 человек "за ведение вражеской пропаганды" [43], в Борисове -- 321 человек "за саботаж" и 118 "за грабежи" [44], в поселке Талька -- 222 человека "за антинемецкую пропаганду" [45], 996 человек в поселке Марьина Горка - "за нарушение распоряжения властей" [46], в Шклове -- 627 за учатие в актах саботажа [47], в местечке Круглое убиты 28, а в Могилсве -- 377 человек "за враждебное отношение к немецким властям" [48], в гетто Невеля "во избежание распространения чесотки 640 евреев расстреляны, а их дома сожжены" (отчет за 15-30 сентября) [49].

Ликвидация гетто в Витебске началась "в связи с угрозой распространения инфекционных болезней" (погибло около 3-х тысяч человек)[50]; в октябре 2200 евреев расстреляны в Горках и окресностях "за невыполнение приказов немецких властей" [51] и 3726 -- в Мстиславле за то, что "снабжали партизан продовольствием и одеждой" [52].

Определенный интерес представляет участие в проведении геноцида служащих германской администрации на оккупированных территориях, а также органов так называемого самоуправления. Как известно, геноцид сопровождался конфискацией имущества евреев. Об этом свидетельствуют сохранившиеся документы. Один из них: приказ комиссара Минского округа Кайзера от 17 октября 1941 года.

"Всем бургомистрам. Сообщаю для сведения приказ доктора Кайзера -- комиссара Минского округа. Еврейские советы обязаны сдать следующие налоги:

1.Деньги данного государства и иностранных государств.

2. Ценные бумаги, акции, долговые обязательства и другое.

3. Ценные вещи и драгоценности.

4. Телефонные и радиоаппараты.

5. Мебель, одежду и белье.

Оставляются:

a) Необходимая для жизни часть домашних вещей (необходимая мебель, платье, одна смена белья).

б) Деньги в обычных размерах для поддержания жизни.

Евреи обязаны сообщать согласно прилагаемой форме об имуществе стоимостью более 50 рейхсмарок" [53].

Накануне, 14 октября 1941 года, Кайзер издал еще один приказ, согласно которому до 1 ноября 1941 года все лица, владеющие имуществом евреев, не являясь собственником данного имущества и не имея охранной расписки, выданной оккупационными властями, обязаны сообщить о нем районным бургомистрам. Эта обязанность возлагалась особенно на тех, подчеркивалось в приказе, кто обязался охранять или иным способом владеет собственностью евреев. Оккупанты пытались сделать все, чтобы имущество, принадлежавшее евреям, никем не было присвоено [54].

Распоряжение Минской районной управы.

"Всем бургомистрам. Согласно приказу комиссара Минского округа Кайзера, все имущество, оставшееся после евреев (оставленное евреями) доставить в комиссариат Минского округа в срок до 25 октября 1941 года. Скот взять на учст и временно держать в районах, согласно указаниям, данным на совещании" [55].

Немцы внимательно следили за тем, как используется недвижимость, принадлежащая евреям. 3 февраля 1942 г. Тростенцкая волостная управа в соответствии с приказом комиссара Минского округа "Относительно еврейских домов с земельным участком" сообщила в Минскую районную управу: "...на территории волости еврейские дома заняты: один -- начальником II-го шуцмановского участка, а второй -- учительницей. Как служащие они освобождены от платы" [56].

Оккупационными властями были установлены для евреев многочисленные унизительные ограничения. Согласно приказу комиссара Минского округа Кайзера от 17 октября 1941 года евреям были запрещены:

1. Перемена места жительства и квартиры (гетто ) без разрешения областного (общественного) комиссара.

2. Пользование тротуарами, общественным транспортом и автотранспортом.

3.Пользование предназначенными для отдыха общественными парками и зданиями, если они находятся за пределами гетто.

4. Посещение школ всех видов.

5. Владение автотранспортом.

6. Убой скота.

7. Оставление территории гетто без разрешения областного (городского) комиссара (отдела труда)" [57].

В соответствии с приказом Государственного комиссара Остланда Лсзе от 6 сентября 1941 года (.3), "для евреев местные окружные комиссары, в зависимости от необходимости устанавливают особый комендантский час" [58].

Согласно особым указаниям военного управления Полевой комендатуры Минского района (1941 год, не ранее 15 июля), бургомистрам порайонных городов было предписано организовать строгий контроль за использованием евреев на принудительных работах (пункт 21):

"а) Проживающие на занятой русской территории евреи в возрасте от 14 до 60 лет и женщины в возрасте от 16 до 50 лет подлежат зачислению на принудительные работы. Это распоряжение следует сейчас привести в исполнение. Евреи для этой цели после переписи разделяются на принудительные рабочие отделения. Евреям запрещается менять местожительства в занятой местности, а также им запрещается путешествовать.

б) Для точного знания всех трудоспособных евреев бургомистрам следует завести картотеки. За правильность карточек отвечает бургомистр и еврейский совет.

в) Приказы для назначения евреев на работу следует издавать по распоряжению немецких властей или по их приказам. Евреев назначать на работу в том случае, когда уже не имеется безработных христиан. Евреи, назначенные на принудительные работы, должны пунктуально являться на назначенное место.

г) Всем трудоспособным евреям строго воспрещается без письменного разрешения полевой или местной комендатуры продавать, закладывать или передавать другому лицу принадлежащие им ремесленные инструменты.

д) Наличную плату они не получают, им можно выдавать продовольствие, если еврей не зарабатывает в другом месте" [59].

Оккупанты требовали от органов местного самоуправления сведений о проживании евреев на их территории, и такие сведения представлялись.

Тростенецкая районная управа Минского района доносила бургомистру данного района о том, что на территории волости нет "смешанных браков с евреями или еврейками" (1942 г., точная дата в документе не указана) [60]. Стаховская управа сообщала в Минскую районную управу, что "... евреи имеются в деревне Бродня -- семья из 5 человек: Неймен Есиль, Гирш, Белла, Мендель, Хаим" (7 сентября 1941 г.) [61]. 1 июня Боровская волостная управа сообщила Минской районной управе о том, что "в деревне Банцеровщина проживает вдова -- белоруска, которая до войны находилась в браке с евреем. У нее двое детей: мальчик Виля, 1939 г.р., и мальчик Леня, 1941 г.р. Ее зовут Закревская Вера" (1 июля 1942 г.) [62]).

Сокрытие еврейского происхождения строго каралось. Так, в 1942 г. (точная дата документа не указана) Тростенецкая волостная управа сообщила бургомистру Минского района Контову об аресте в Минске зам.председателя управы А.Л.Калюженина, его жены и ребенка в связи с тем, что его жена -- еврейка, в паспорте которой было указано, что она является еврейкой [63]).

В случаях крайней необходимости оккупанты давали отдельным лицам еврейского происхождения отсрочку от направления в гетто. 10 сентября 1941 г. Минская районная управа сообщила председателю Острошицко-Городокской волостной управы: "Колхоз "Новосслки" Вашей волости просит оставить для колхоза в качестве кузнеца еврея Черного Ицка. Минская районная управа, исходя из того, что колхоз "Новосслки" не имеет кузнеца-белоруса, не возражает, чтобы еврей Ицка временно был использован в качестве кузнеца в указанном выше колхозе. Возраст -- 65 лет, стаж работы кузнецом -- 10 лет" [64].

Малейшие передвижения евреев не ускользали от внимания служащих органов местного самоуправления. Одно из свидетельств. 20 августа 1942 года на совещании волостных старост Минского района староста Замосточской волости Пантелеев доложил: "Мною задержаны два человека, которые переданы в полицию. Население деревни Берсзовка видело много евреев, которые проходили вблизи деревни, Об этом было сообщено полиции" [65]. Староста Подгайской волости Панько сообщил: 12 августа женщина задержала 4-х евреев, которые расспрашивали о дороге на Негорелое. Эти евреи были переданы организации ТОДТа. Характерно отметить, что эта женщина, не имея оружия, скомандовала: "Руки вверх! Идите вперед, а то буду стрелять!" Евреи послушно пошли" [66].

Заключение

Германские оперативные сводки убедительно свидетельствуют, что повсеместно, практически на всей территории оккупированной Беларуси, с первых же дней оккупации, еще до создания в городах и поселках гетто, оккупационные власти уничтожали еврейское население. Конечно, это было частью гигатского плана тотального геноцида евреев. Но это был еще и генетический страх перед евреями, перед их доказанной всем ходом истории самоотверженностью в борьбе с врагом, перед их организационным талантом, их способностью возглавить сопротивление и руководить им. Кроме того, демонстративное уничтожение безоружного еврейского населения должно было играть роль акций устрашения нееврейского населения и имело целью парализовать волю и способность к протесту. Нельзя забывать, что уничтоженные евреи -- это была лишь третья часть уничтоженного мирного населения Беларуси в годы оккупации.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Национальный архив Республики Беларусь, ф.4683, оп.3, д.943, л.2.

2. Там же, л.18.

3. Там же, л.30.

4. Там же, л.37.

5. Там же, л.50.

6. Там же, лл.53-54.

7. Там же, лл.59-60.

8. Там же, л.61.

9. Там же, л.78.

10. Там же, л.75.

11. Там же, л.87.

12. Там же, лл.87-88.

13. Там же, л.87.

14. Там же, л.90.

15. Там же, л.90.

16. Там же, л.91.

17. Там же, л.92.

18. Там же, л.93.

19. Там же, л.93.

20. Там же, л.98.

21. Там же, л.102.

22. Там же, л.112.

23. Там же, л.123.

24. Там же, л.115.

25. Там же, лл.125-126.

26. Там же, л.135.

27. Там же.

28. Там же.

29. Там же.

30. Там же, д.938, лл.102-103, 76.

31. Там же, д.928, лл.3-4.

32. Там же, лл.4-5, 12.

33. Там же.

34. Там же, л.16.

35. Там же, л.18.

36. Там же, л.21.

37. Там же, л.23.

38. Там же, л.24.

39. Там же, л.25.

40. Там же, л.26.

41. Там же, лл.31-32.

42. Там же, д.936, л.30.

43. Там же, д.945, л.72.

44. Там же, л.71.

45. Там же, л.72.

46. Там же.

47. Там же.

48. Там же, л.71.

49. Там же, л.56.

50. Там же, л.72.

51. Там же, л.85.

52. Там же.

53. Государственный архив Минской обл. Ф.623, оп.2, д.1, л.155.

54. Там же, д.4, л.138.

55. Там же, д.1, лл.146об., 153.

56. Там же, д.10, л.70.

57. Там же, д.1, л.155.

58. Там же, л.146 об.

59. Там же, л.183.

60. Там же, л.61.

61. Там же, д.6.

62. Там же, д.8, л.59.

63. Там же, д.10, л.58.

64. Там же, д.7, л.91.

65. Там же, д.2, л.130.

66. Там же.

© 2007 Homo Liber