Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


Известная «неизвестная»

Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации



счетчик посещений html counter wildmatch.com

Альберт Каганович (Иерусалим)

ВОПРОСЫ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕСТ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ ЕВРЕЕВ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ В 1941-1944 ГГ.

Анализ мест принудительного содержания евреев на оккупированной территории в годы Второй мировой войны до сих пор по многим причинам затруднен [1]. Несмотря на важность данной темы для изучения истории Холокоста, работ по ней недостаточно.

Заключение евреев в места принудительного содержания на территории Беларуси во время советско-германской войны, как и в Восточной Европе в целом, было этапом общей политики их тотального уничтожения. В отличие от остального населения евреи и цыгане уничтожались на территории СССР не за свои действия или политические убеждения, а по национальному признаку. В то время, как в отношении судьбы цыган на этой территории у немецких властей, вероятно до 1942 г., не было четкой программы [2], евреи сразу подвергались тотальному уничтожению.

Часто для этого у гитлеровцев не хватало достаточных сил. Ликвидацией евреев в СССР занимались в основном специальные подразделения, состав которых был ограничен, в результате чего они не могли быстро уничтожить несколько миллионов евреев, оставшихся на оккупированной территории. Немецкая жандармерия с помощью полицейских, набранных в основном из местных жителей, должна была сконцентрировать евреев в местах заключения. Несмотря на то, что принудительное содержание евреев идеологически объяснялось опасностью их влияния на окружавшее население, в действительности нацисты преследовали этим несколько целей:

1. Облегчение последующей ликвидации евреев.

2. Предотвращение сопротивления евреев, которые, согласно небезосновательным опасениям нацистов, зная об уготовленной им участи, активнее остального населения могли участвовать в сопротивлении.

3. Получение бесплатной рабочей силы.

4. Приобретение симпатий остального населения, которому нацисты в пропагандистских целях преподносили преследование евреев как борьбу с жидо-болышевиками, повинными во всех лишениях в межвоенные годы.

Вместе с тем, на территории Беларуси репрессивные меры нацистов против евреев в основном не вызвали симпатий белорусов. В большей степени они заставляли задуматься их над собственной участью, так как отношение между белорусами и евреями, в общем, не были обострены в такой степени, как на Украине, в Литве или в ряде российских областей (Брянская и Псковская). Не редко с этих территорий в Беларусь посылались местные полицейские для уничтожения евреев. Белорусское население испытывало скрытое недовольство из-за ликвидации евреев - врачей и ремесленников, составлявших большинство в этих профессиях.

На территории Беларуси нацисты использовали применительно к евреям пять основных видов мест заключения:

I. Гетто

В Восточной Беларуси гетто начали создаваться с конца

июня 1941 г. и почти они все были ликвидированы за период с осени 1941 по весну 1942 гг. Исключение составили несколько небольших гетто в Копыле, Тимковичах (оба в Минской области), Хотимске (Могилевская область) и Обольцах (Витебская область), ликвидированных летом 1942 г., и только в Минске и Слуцке гетто были ликвидированы в 1943 г. [3]. Уничтожение гетто явилось результатом победы идеологии над экономической целесообразностью, приверженцы которой требовали сохранения трудоспособных евреев, а также их семей для стимуляции рабской работы.

В Беларуси одним из самых ярких приверженцев временного сохранения евреев для экономических потребностей был гебитскомиссар (районный комиссар) Слуцка Кароль. Особенно жестко он выступал против уничтожения ремесленников, аргументируя это тем, что ремеслом в Беларуси занимаются только евреи [4]. Для стимуляции этой фактически рабской силы он, как и другие администраторы, сохранявшие ремесленников и вообще так называемых жизненноважных работников, сохранял и их семьи (редко родителей, но часто жен и детей).

В Западной Беларуси многие гетто были ликвидированы несколько позже, осенью 1942 г. (например, Барановичи, Кобрин, Лахва, Острына, Пинск, Столин) [5], но было несколько десятков, ликвидированных в 1943 г. (например, Гродно, Лида, Новогрудок, Пружаны) [6], что было отражением колебаний нацистов в отношении участи евреев, проживавших до 1939 г. на польских территориях, и поэтому в меньшей степени зараженных коммунизмом. Однако и их со временем нацистское руководство решило ликвидировать.

На территории Беларуси, как и вообще СССР, были закрытые и

открытые гетто. Открытые гетто возникали в местечках со

значительным еврейским населением, где его выселять и затем

охранять было нецелесообразно. Кроме того, они возникали и

в мелких населенных пунктах, где немецкие власти не могли организовать охрану закрытого гетто. В открытых гетто евреям предписывалось не покидать своего населенного пункта и не посещать общественных мест. В этих гетто евреи, также как и в закрытых гетто, выполняли принудительные работы, обязаны были носить еврейские опознавательные знаки, платить контрибуцию.

Во всех гетто образовывались юденраты, которые часто распределяли и организовывали работы, что, естественно, порождало недовольство определенной части узников, особенно нетрудоспособных -- первых кандидатов на ликвидацию. Для членов юденрата составление списков для уничтожения являлось тяжелой моральной нагрузкой, с которой часть из них не справлялись, кончая жизнь самоубийством. Нередко юденраты преследовали идею компромисса с целью сохранить хотя бы часть узников, стремясь при этом доказать немецкой власти полезность существования гетто [7].

II. Тюрьмы

Особенно часто тюрьмы использовались в небольших населенных пунктах как временные места задержания (например, в Ошмянах, Черикове и Вилейке) [8]. После ликвидации гетто тюрьмы использовались для временного заключения евреев. После этого евреи или расстреливались или помещались в трудовые лагеря.

III. Трудовые лагеря

В основном, особенно в начале, в них содержались евреи трудоспособного возраста, как мужчины, так и женщины. Тем не менее, в 1942-1943 гг. сюда перевозились из ликвидированных гетто и квалифицированные евреи-ремесленники с членами семей. Часть этих лагерей просуществовало до освобождения в 1944 г. На территории Беларуси, как и на Украине, существовали как специальные трудовые лагеря для евреев (например, в Березе, в Бортниках в Бешенковичском районе, в Дроздах на окраине Минска), так и общие лагеря для гражданских лиц, в которых евреи были частью, зачастую значительной, всех узников (например, в Барановичах) [9].

IV. Лагеря для военнопленных

Некоторой части евреев-военнопленных удавалось скрывать свою национальность. Попытки скрыть национальность делались часто, однако успех нередко зависел, с одной стороны, от отношения других заключенных к ним, а с другой -- от умения немецких офицеров и местных полицаев распознавать национальную принадлежность. В 1941-1942 гг. на территории лагерей для военнопленных нацисты размещали и евреев близлежащих населенных пунктов, чтобы сэкономить силы по охране мест заключения.

V. Концентрационные лагеря

Они отличались более жесткими условиями содержания (например, в Минске на ул. Широкая, на Бронной Горе Березовского района) [10]. Сюда помещались евреи-гражданские лица, военнопленные, как евреи, так и неевреи, а также неевреи, наказанные нацистскими властями за свою деятельность. Несмотря на охрану указанных мест заключения и жесткие наказания за укрывательство евреев, части из них удалось бежать и спрятаться у нееврейского населения или в лесу. В обоих случаях эти попытки имели успех только при содействии нееврейского населения.

До начала создания партизанских отрядов в конце 1941 г. - начале 1942 г. многим евреям некуда было бежать и значительная часть их была уничтожена.

* * *

Основным источником по исследованию мест заключения евреев в годы оккупации являются материалы Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний нацистов и их сообщников (согласно принятому сокращению - ЧГК), действовавшей на территории Восточной Беларуси в 1943-1944 гг. В задачу комиссии, в основном, входило выявление ущерба, нанесенного действиями немецкой стороны. Вместе с тем, комиссия выявляла и численность убитых советских граждан.

Хотя материалы о местах принудительного заключения комиссия специально не собирала, многие показания местных жителей, а именно они и были основным источником информации, содержат такие сведения. При этом, однако, свидетели часто плохо понимали разницу между разного вида местами принудительного заключения, а также за несколько лет могли забыть даты их создания. Кроме того, сведения о численности заключенных чаще всего были приблизительными.

Ликвидация принудительных мест заключения была сравнительно позже и поэтому лучше запоминалась свидетелями. Они сообщали сведения о местах расстрела и численности расстрелянных, что можно было перепроверить медицинскими экспертизами об эксгумации трупов, которые систематически организовывала комиссия при участии представителей местных властей и специально приглашенных свидетелей.

Другим источником по изучению мест принудительного заключения евреев является административная переписка разных немецких ведомств. Она сохранилась лишь фрагментарно, и в основном касается крупных мест заключения.

Третьим источником по значимости являются послевоенные свидетельские показания. Их можно разделить на две категории:

а) ранние, записанные в 50- 70-х годах, в основном для Национального Института памяти жертв нацизма и героев Сопротивления (Яд Ва-Шем, Иерусалим), а также опубликованные как воспоминания в эти же годы;

б) относительно недавние, собранные в последние 15 лет разными организациями, такими как Яд Ва-Шем, музей Холокоста в Вашингтоне, Архив аудио-документов Еврейского университета в Иерусалиме, архив Иельского университета, архив Бейт Лохамей ha-Гетаот, Фонд Спилберга, разные фонды Claims Conference, небольшие музеи Холокоста на территории бывшего СССР. Сюда же относятся опубликованные в эти же годы в печати и интернете воспоминания.

Источники второго типа представляют меньший интерес, так как на них наложена информация о Холокосте, полученная свидетелями за долгий период, прошедший со времени войны, а кроме того, факты размыты во времени и стерты детали. Вместе с тем, последние материалы очень важны, так как они дополняют имевшиеся прежние сведения. Так, например, собранные совсем недавно свидетельства пяти бывших узников гетто в Любани (Минская область), помогли установить факт существования в этом месте закрытого гетто. Новые свидетельские показания, а также более глубокое исследование материалов ЧГК позволило установить факт существования закрытых гетто в Лядах (Витебская область) и Круглом (Могилевская область).

Эти факты свидетельствуют о значительных пробелах в исследовании мест принудительного заключения на территории Беларуси, основанном, в основном, на первых двух видах источников и на свидетельских показаниях 50-70-хх гг.

Беларусь в этом отношении не является исключением. Так, на Юго-Западе Днепропетровской области, между Кривым Рогом и Никополем, т.е. на территории, где до войны было несколько десятков еврейских колхозов, было во время оккупации восемь трудовых лагерей для евреев. Они строили дорогу к Днепропетровску. Однако известна история и местоположение только одного из них.

Местоположения и время существования гетто и трудовых лагерей на территории России изучены еще хуже, чем на территории Беларуси и Украины [11, 12] До сих пор недостаточно исследованы и условия принудительного содержания евреев в Беларуси, впрочем, как и многие другие вопросы Холокоста на территории бывшего СССР вообще.

В основном, места принудительного заключения

выполнили задачи, возлагаемые на них гитлеровцами. Вместе с тем, имела место несогласованность в действиях немецкого командования в отношении ликвидации мест принудительного заключения, что определялось различием видения целей и задачей, возложенных на такие места. Как правило, в столкновении идеологического и практического подхода к еврейской проблеме, верх одерживали сторонники быстрой ликвидации еврейского населения. Сторонники идеологического подхода к проблеме сами себя вводили в заблуждение, преувеличивая, с одной стороны, роль евреев в советском управлении, а с другой, ненависть к ним остального населения.

Межведомственная переписка немецких властей содержит многочисленные документы, свидетельствующие, что они считали евреев основной угрозой оккупационной власти [13]. Серьезно опасаясь сопротивления со стороны евреев, немецкие власти довольно часто уничтожали в гетто, в первую очередь, мужчин от 15 до 50 лет, лишая себя тем самым наиболее производительной рабской силы. Так, например, мужчин уничтожили во второй половине 1941 г. в Молодечно, Лунинце, и Пинске [14].

Но наиболее яркий пример иррационального подхода, обусловленного идеологическим отношением к еврейской проблеме, имел место на Украине. Немецкие власти по соглашению с румынскими властями были вынуждены сюда в 1942 г. переселять евреев-мужчин из Бесарабии и Буковины на строительство важной стратегической дороги из Польши в Ростовскую и Сталинградские области, после того как сами уничтожили евреев-мужчин Винницкой и Кировоградской областях в 1941 г. [15].

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Источниками для этой статьи послужили:

а) архивные документы и личные свидетельства музея Холокоста Яд Ва-Шем (Иерусалим), просмотренные в процессе сбора материалов по Восточной Беларуси и Восточной Украине для Энциклопедии Холокоста: Jewish Life Before and During the Holocaust (Editor Shrnuel Spektor), vol. 1-3, New-York. 2002;

б) свыше двухсот свидетельских показаний лиц, подавших просьбы о компенсации в Claims Conference за преследования, которым они подвергались во время оккупации на территории бывшего СССР. Кроме того, использовалась работа Ильи Альтмана "Жертвы ненависти: Холокост в СССР 1941- 1945". М.,2002 г.

2. О том, что немецкие оккупационные власти на советской территории в конце 1941 г. не знали, как поступить с цыганами, а также с караимами и крымчаками, свидетельствует донесение в Берлин о ситуации в Симферополе от 12.ХII.1941 г. (См.: Еврейский геноцид на Украине в период оккупации в немецкой документалистике 1941-1944 гг. Ред. А.И.Круглов и Ю.М.Ляховицкий, Харьков-Иерусалим, 1995, с.187). В 1942 г. цыган начали уничтожать, но не известно ни одного гетто или трудового лагеря на оккупированной территории СССР, созданного специального для цыган. Также не известны случаи размещения цыган в еврейских гетто или трудовых лагерях.

3. В конце июня 1941 г. были образованы гетто в четырех местечках Минской области: Копыле, Погосте, Тимковичах и Узде. (См. об этом и о времени ликвидации белорусских гетто: Jewish Life, 2002).

4. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации 1941-1944. Сборник материалов (редактор Ицхак Арад), Иерусалим, 1991. с. 143-147.

5. Jewish Life, 2002. pp. 88. 639. 698, 954, 994, 1246.

6. Jewish Life, 2002, pp. 458, 728, 909, 1031.

7. Подробней о юденратах см.: Альтман, 2002, с. 105-130.

8. Справочник о местах принудительного содержания гражданского населения на оккупированной территории Беларуси 1941-1944. Редакторы В.И.Адамушко и Р.П.Платонов. Мн.: 2001, с. 43, 46. 65. На содержание в этих тюрьмах евреев указывают свидетельские показания.

9. Там же, с. 10, 17,48-49.

10 .Там же, с. 11, 48-49.

11. Работа Вадима Дубсона ("Гетто на оккупированной территории Российской Федерации. 1941-1942", Вестник Еврейского университета, N3 (21), 2000, с. 157-184) едва ли не единственное исследование, заслуживающее вниманиz.

12. Наиболее информативными работами представляются справочники: Jewish Life, 2002; Справочник о местах принудительного содержания гражданского населения на оккупированной территории Беларуси, 2001; Довiдник про табори, тюрми та гетто на окупованiй территорii Украiни. 1941-1944. Редактор Г.В.Папакiн, Киев. 2000. Однако, немало мест заключения в эти работы не включены, а кроме того нередко встречаются неточности. Эти работы отчасти дополняют многочисленные исследования разного научного уровня по отдельным местам заключения или по ряду таких мест.

13. См., например. Еврейский геноцид на Украине, 1995. Скорее всего, подобные взгляды преобладали и среди немецкого управления на территории Белоруссии.

14. Jewish Life. 2000. pp. 767, 843, 994. (В Барановичах и Антополе согласно архивным документам была в это же время ликвидирована молодежь обоего пола, т.е. опять таки, наиболее трудоспособные люди. Там же. pp. 48, 88).

15. Jean Ancel, History of the Holocaust Romania (Hebrew), vol. 2, Jerusalem. 2002, p. 983.

© 2007 Homo Liber