Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации


Известная «неизвестная»

Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации



счетчик посещений html counter wildmatch.com

Аркадий Лейзеров (Минск)

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОТНОШЕНИЯ СОВЕТСКОГО РУКОВОДСТВА К УНИЧТОЖЕНИЮ ЕВРЕЙСКОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛОРУССИИ В ГОДЫ ОККУПАЦИИ.

Как известно, в годы Великой Отечественной войны советская официальная пропаганда почти полностью замалчивала геноцид евреев на оккупированных немецкими фашистами территориях. Чтобы создать видимость объективности информации, она порой сообщала об отдельных фактах немецких зверств, умалчивая при этом, что они -- элементы политики тотального уничтожения евреев. В этом убеждают нас, в частности, материалы Советского Информбюро, публиковавшиеся с первого дня войны, вначале два раза, затем -- один раз в день. Сообщения Совинформбюро не содержали информации о создании немцами гетто, о казнях их обитателей, о массовых расстрелах в различных местах, в том числе в Бабьем Яру. Отдельные же факты, не дававшие никакого представления о тотальном, планомерном уничтожении еврейского населения, Совинформбюро сообщало, да и то крайне редко. Вот как это происходило касательно белорусского еврейства.

В утренней сводке Совинформбюро за 26 августа 1941 года было сообщено об уничтожении большой группы евреев в синагоге г.Белостока. В сводках, публиковавшихся в 1942-43 гг. не было вообще ни одного сообщения о массовых расстрелах евреев. Между тем, именно в эти годы нацисты осуществляли "окончательное решение еврейского вопроса". В то же время сводки Совинформбюро содержали материал о зверствах немецко-фашистских захватчиков над нееврейским населением Беларуси даже в отдельных деревнях. Это дает основание утверждать, что союзные парторганы обладали детальной информацией о положении на оккупированной территории.

Пропагандистской литературе, выходившей в свет в годы войны, был присущ тот же подход, что и сообщениям Совинформбюро. Вот что писал уже в 1943 г. секретарь ЦК КП(б)Б Т.Горбунов:

"Гитлеровцы истребляют мирное население Белоруссии. В г.Петриков они согнали к реке большую часть населения города, взрослых расстреляли, а детей утопили. В Ельске утоплено 500 женщин и детей. В Шклове немцы расстреляли 6 тысяч мужчин и женщин, а детей живыми бросали в ямы вместе с убитыми родителями и засыпали их землей.

В Минске истреблено 80 тысяч человек. Почти все они похоронены в длинном рву, за городом. Улица Островского, Колхозная улица и Колхозный переулок по приказу немецких палачей огорожены высокой каменной стеной. Здесь, за этой стеной, замучены тысячи женщин и детей. Их гнали сюда со всего города, долго мучили, изобретая неслыханные издевательства. Такие же массовые казни произведены в Витебске, Орше, Лиозно, Бресте, Червене, Глуске, Слуцке, Быхове, Бешенковичах, Бобре, Полоцке, Лельчицах и в других городах, а также в селах Белоруссии" [1].

Как мы теперь понимаем, речь идет об уничтоженном еврейском населении Белоруссии. Общеизвестно, что в указанных городах евреи составляли абсолютное большинство среди казненных.

Что касается нескольких улиц Минска, упоминаемых автором, то они входили в гетто. Здесь не евреи, как и в других частях гетто, не проживали. Все это было известно автору, как и то, что в городах, длинный перечень которых им проводится, казни обрушивались именно на евреев, но упоминание о национальной принадлежности убитых он избегает. Можно с уверенностью сказать, что в данном случае мы сталкиваемся с целенаправленным умалчиванием, а не со случайными ошибками.

Умолчание геноцида евреев, естественно, нуждалось в "теоретическом" обеспечении. И оно появилось. В сентябре 1944 г. тот же Т.Горбунов писал в журнале Всеславянского комитета "Славяне": "Правовое положение белорусского, а также другого нееврейского населения Минска мало отличалось от положения евреев" [2].

(Этот чудовищный тезис был дословно повторен в 1965 г. на 3-й Международной конференции по истории движения Сопротивления, сотоявшийся в Карловых Варах. В совместном докладе советских историков Болтина Е.Л., Шевченко Ф.П. и Краченко И.С. сказано: "Правовое положение белорусов, а также другого нееврейского населения Минска мало чем отличалось от положения евреев" [3]).

Здесь речь идет только о Минске, но поскольку положение евреев в Минске было аналогично их положению в других оккупированных городах и местностях Белоруссии, указанный тезис фактически содержал оценку положения евреев на всей территории республики, оккупированной фашистами. Чудовищный тезис носил не только пропагандистский характер. По существу это была партийная директива партийным, военным органам, всему партизанскому движению об отношении к проблеме геноцида евреев. Заметим, что пропагандистский аспект указанного тезиса фактически сохранялся в союзной пропаганде в течение многих послевоенных десятилетий, вплоть до начала 1990-х годов.

Есть все основания полагать, что тезис о "равноправии" неевреев и евреев на оккупированный территории был разработан не белорусскими пропагандистами, а их коллегами на Старой площади в Москве и, следовательно, относился ко всем оккупированным территориям. В этом нас убеждает тот факт, что позиция пропагандистов в отношении населения занятых немцами территорий в Прибалтике, Белоруссии, России, на Украине была по "еврейскому вопросу" одинаковой.

Ряд фактов дает основание для вывода о том, что подход к освещению тотального уничтожения евреев сформировался в партаппарате уже в начальный период войны. Остановимся на одном из них.

В 1942 году, 8 марта, было принято Заявление Правительства БССР, Президиума Верховного Совета БССР и ЦК КП(б)Б, адресованное Правительству Союза ССР, Президиуму Верховного Совета СССР и ЦК ВКП(б). Оно было посвящено зверствам и разрушениям, проводимым оккупационными. В Заявлении объемом 2/3 печатного листа указывалось, что отправители располагают огромным количеством материалов о немецких зверствах. В Заявлении, в частности, говорилось о массовых расстрелах "жителей", "населения" в ряде городов. Судьбе евреев в этом огромном документе было посвящено лишь описание одного эпизода в лагере Минска, где немцы расстреляли несколько сотен евреев, а также белорусов, отказавшихся участвовать в убийстве евреев. Между тем, ко времени принятия Заявления уничтожено еврейского населения приняло массовый характер.

Нельзя не отметить, что сведения о тотальном уничтожении еврейского населения не использовались парторганами даже в пропагандистских целях для показа подлинной сущности фашизма, хотя это могло было способствовать активизации сопротивления всего белорусского народа.

Тема фашистских злодеяний в отношении евреев тщательно обходилась стороной в листовках, печатавшихся миллионными тиражами и разбрасывавшихся с самолетов на оккупированные территории. В то же время тема преступлений фашистов по отношению к мирному населению в листовках отнюдь не обходилась [4].

Как свидетельствуют архивные материалы, тематика листовок в 1942-1943 годах для оккупированных территорий периодически, раз в один-два месяца, составлялась отделом пропаганды и агитации ЦК КП(б)Б и утверждалась секретарем ЦК по пропаганде Т.С.Горбуновым или зав.отделом пропаганды и агитации ЦК КП(б)Б. Неудивительно поэтому, что листовки, издававшиеся подпольными обкомами, райкомами партии, которые фактически пользовались теми же стереотипами партийной пропаганды, не касались темы геноцида. Обращения властей к народу с просьбой оказать помощь уничтожаемому еврейскому населению невозможно найти ни в одной из многих сотен листовок, выпущенных в годы войны [5].

Проблема геноцида отсутствовала и в многочисленных материалах о пропагандистской работе, утверждавшихся отделом пропаганды и агитации. Ее не было, например, в тематическом плане Белорусской редакции Всесоюзного Радиокомитета, в тематике статей, корреспонденции, информации и обзоров, направленных на разоблачение фашистской бандитской политики в отношении белорусской молодежи, в тематическом плане еженедельных обзоров, политбесед для партизан и населения оккупированных районов, в тематическом плане информации для ТАСС, в тематическом плане киносъемок Белорусской кинохроники. В опубликованных в 1980 г. сведениях о литературе, посвященной Великой Отечественной войне, нет ни одной публикации из 3466, в названии которой было бы упомянуто о трагедии еврейского народа [6].

Умолчание геноцида евреев не могло быть во время войны не замечено населением оккупированных территорий и было расценено как определенное отношение к проблемам евреев со стороны Компартии, чей авторитет был весьма высок. Это, в свою очередь, в немалой степени влияло на отношение населения к евреям.

Нельзя не отметить, что направление людей на принудительные работы в Германию было постоянной темой пропагандистских материалов. Вывозилось на принудработы и еврейское население. Большинство вывезенных на работы неевреев (так называемых "остарбайтеров") выжило, в то время как все евреи были уничтожены. В пропагандистских материалах ничего об этом не сообщалось.

Почти полное отсутствие в листовках, в периодической печати информации о судьбе евреев было всего лишь одним из аспектов антисемитской политики Сталина. На основании различных данных можно полагать, что эта политика сформировалась в высшем партийном руководстве в конце 1938 года - первой половине 1939 года одновременно с новой концепцией Сталина, направленной на сближение с гитлеровской Германией. Как свидетельствует Генри Пикер, один из стенографов Гитлера, 24 июля 1942 года Гитлер сказал, что "Сталин в беседе с Риббентропом также не скрывал, что ждет лишь того момента, когда в СССР будет достаточно интеллигенции, чтобы покончить с засильем евреев, которые на сегодняшний день ему еще нужны" [7].

Антисемитизм советского руководства в период войны -- тема многоплановая. Можно полагать, что гитлеровский геноцид евреев вполне устраивал Сталина. В 1941-1943 гг. не отмечено ни одного случая, когда бы местные власти при организации эвакуации обратились к евреям с призывом уйти от приближающихся фашистских войск, хотя и были очень хорошо осведомлены, какая судьба ждет евреев на оккупированной территории.

(Среди тех, кто в той или иной степени занимается ревизией Холокоста, был в свое время и руководитель Центра военной истории института российской истории РАН профессор

Г.Куманев. Выступая на симпозиуме "Уроки Холокоста и современная Россия" с докладом "Евреи СССР в эвакуации -- новые подходы" он объяснил отсутствие обращений к еврейскому населению об эвакуации и попыток разъяснения ему всей трагичности ситуации нежеланием Сталина вызвать неодобрительное отношение к евреям со стороны нееврейского населения. И это спустя полвека после Холокоста и после всех уже состоявшихся разоблачений сталинского антисемитизма!)

Почти наверняка можно утверждать, что на любом уровне союзного партийного, государственного, военного руководства не существовало программы помощи евреям, оказавшимся на оккупированных территориях. Ни о какой помощи евреям не говорилось на и V пленуме ЦК КП(б)Б, состоявшемся в конце февраля 1943 года в Москве, хотя преступлениям фашистов против белорусского народа было уделено достаточно большое внимание. И лишь докладчик (П.Пономаренко) вскользь сообщил о "массовой повсеместной расправе над еврейским населением" [8]. Остальные выступавшие, среди которых было немало прибывших с оккупированных территорий видных партийных и партизанских руководителей, даже в тех случаях, когда они касались межнациональных отношений на оккупированных территориях, опустили эту тему. В постановлении пленума говорилось о необходимости "принять все меры для того, чтобы уберечь народ от истребления и насильственного угона в Германию". К этому времени почти все евреи уже были уничтожены гитлеровцами.

Еще до пленума, 5 сентября 1942 года, Сталин издал по Наркомату обороны приказ N189 "О задачах партизанского движения". В нем ничего не говорилось о помощи партизан евреям. Между тем, приказ носил не общий характер. Например, в нем конкретно указывалось, как нужно выслеживать фашистских офицеров и служащих оккупированных учреждений по дороге на службу и со службы домой [9].

В то же время, вопреки партийной политике, отдельные партизанские командиры спасали обреченных на гибель евреев. Например, в Брестской области командир партизанского отряда имени Щорса П.В.Пронягин в 1942 году провел две операции по спасению узников Коссоского и Слонимского гетто. Всего его отряд спас 370 человек. В том же году состоялась операция по спасению мирного населения оккупированной зоны через Суражские ворота, во время которой на Большую землю было переправлено несколько сот евреев. К сожалению, это -- единичные случаи.

Как известно, в 1941-1942 гг. возможности для спасения узников гетто были немалые, и участники сопротивления этим пользовались, выводя из гетто в леса небольшие группы людей, которые потом вливались в ряды партизан. Но эти возможности в полной мере не были использованы.

В этой связи интересно отметить, что 22 ноября 1943 года по инициативе партруководства Белоруссии состоялось совещание представителей подпольных Минского горкома, Минского сельского и Рудненского райкомов КП(б)Б совместно с командно-политическим составом ряда партизанских бригад и отрядов. На нем было принято постановление о выводе населения из г.Минска и населенных пунктов, расположенных по основным магистралям движения противника. В приказе, изданном по этому поводу, самым тщательным образом были определены все стадии операции. В частности, были предусмотрены меры по приему населения, его питанию и размещению, сбор продовольствия для прибывающих людей, организация разведки и засад с целью предотвращения угона населения в Германию при отступлении немецких войск. В

приказе были определены ответственные лица...[10]. Вот только уничтожение еврейского населения республики в октябре 1943 г. уже было завершено.

Изучение донесений партизанских отрядов, бригад вышестоящему командованию, а также итоговые отчеты за весь период их деятельности показывает, что такого серьезного пункта, как сведения о судьбе миллионного еврейского населения республики, почти целиком оставшегося на оккупированной территории, в этих донесениях нет. То есть "центр" не интересовала ни судьба евреев, ни вовлечение их в боевую деятельность партизан.

О том, насколько жесткой была линия союзного партаппарата, принятая по отношению к судьбе евреев, находившихся на оккупированной территории, можно судить и по 2-му Всеславянскому митингу, состоявшемуся 4-5 апреля 1942 года в Москве. Зверства оккупантов были одной из центральных тем выступлений на митинге. Так вот, судя по опубликованным материалам, ни в одном из выступлений общественных деятелей еврейская проблема не была затронута [11]. Это дает основание полагать, что указания, полученные ими от организаторов митинга, были весьма определенными.

Справедливости ради следует отметить, что Наркомат иностранных дел СССР в течение войны несколько раз направлял демократическим государствам ноты по поводу истребления фашистами евреев. Однако практика Советского правительства составляла разительный контраст с содержанием нот Молотова. Как видно, составители нот преследовали чисто пропагандистские цели.

Все вышеизложенное говорит о том, что значительная вина за гибель еврейского населения на оккупированной территории ложится на советское правительство, ничего не предпринявшегося для его спасения. В результате, только на территории Беларуси в ее сегодняшних границах нацистами было уничтожено более 800 тысяч евреев республики и стран Европы.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Горбунов Т. Белоруссия живет, Белоруссия борется. М., Госполитиздат, 1943, с.11-12.

2. Горбунов Т. Чудовищные злодеяния немцев в Белоруссии. // "Славяне", 1944, N9, с.25-26.

3. Немецко-фашистский режим (1941-1944 гг.). М. Институт марксизма-ленинизма. Изд-во полит. лит-ры, 1965, с.54.

4. "Обращение митинга представителей белорусского народа в Москве 28 февраля 1942 года"; "Обращение ЦК КП(б)Б, СНК БССР и Президиума Верховного Совета БССР к трудящимся Белоруссии" (1942); П.Пономаренко. "Белоруссия сражается" (1942); "Обращение 2-го митинга представителей белорусского народа от 2 сентября 1942 г. Москва"; "К белорусскому народу. Обращение собрания представителей белорусской интеллигенции от 9 января 1943 г., Москва"; "Обращение к белорусскому народу Секретаря ЦК КП(б)Б, председателя СНК БССР, председателя Верховного Совета БССР. Москва (май 1943 г.) и др. // Национальный архив Республики Беларусь. Ф.1499, оп.1, д.4, лл.2, 6-7, 11,13.

5. См. "Зборнiк лiстовак усенароднай партызанскай барацьбы у Беларусi у гады Вялiкай Айчыннай вайны" (1941-1944) // Институт истории партии при ЦК КП(б)Б (под ред.

Г.С.Гобунова). Мн., Госиздат, 1952.

6. См. "Беларуская ССР у Вялiкай Айчыннай вайне Савецкага Саюза 1941-1945 гг." Бiблiяграфiчны указальнiк лiтаратуры (1941-1971). Мн., 1980.

7. Пикар Генри. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, "Русич", 1993, с. 456.

8. Военно-исторический журнал, 1975, N8, с.61.

9. НАРБ. Ф.7, оп.2, д.214, лл.52-75.

10. В непокоренном Минске. Документы и материалы о подпольной борьбе советских патриотов в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 -- июль 1944 гг.). Минск. Институт истории партии при ЦК КПБ. Изд-во "Беларусь", с.148-149.

11. 2-й Всеславянский митинг в Москве (2-4 апреля 1942 г.).

М., Огиз, 1942.

© 2007 Homo Liber